Рассказ про то, как Паша понял все, а Алена поняла все не так, или наоборот.

рассказ про то, как паша понял все, а алена поняла все не так, или наоборот. © excremental семья паши была очень простая. отец его был крановщиком, мать - медсестрой. не то чтобы они были плохие

© excremental

Семья Паши была очень простая. Отец его был крановщиком, мать — медсестрой. Не то чтобы они были плохие люди, просто жизнь так сложилась, жизнь она ведь такая, все мечты она не рушит, она придает им этакий циничный гротеск, так что получается, что, вроде, и мечта осталась, да только не так все на самом деле.

Мечтой Пашиной мамы было помогать людям, быть полезной, чувствовать отдачу и свою полезность. Мать Паши отучилась на медсестру — врачом стать у нее в свое время не получилось — ответственности не хватило, но она все равно хотела помогать людям, лечить людей, делать что-то полезное. Ее родители очень гордились выбором дочери, гордились и собой — тем воспитанием, которое они ей дали — они всегда заставляли дочь самообразовываться, читать литературу, водили в театр, и на концерты классической музыки. Но много лет замены бинтов, установки капельниц, забора крови, споров со вздорными, выживающими из ума медсестрами, понимание на подсознательном уровне того, что она постепенно становится точно такой же, раздражение на неопытных молодых сделали ее той, кем она стала, с тех как ее помнил Паша: Тучной, ворчливой, недалекой теткой с нелепо покрашеными волосами и лицом, которая не прочь распить с мужем двушку пива после работы.

А пиво сыграло свою мрачную роль в обобыденнивании мечты Пашиного отца. Пашин отец вырос в семье рабочего и рабочей. В союзе все было не так как сейчас, рабочему ставили памятники, рабочие улыбались с досок почета, рабочие работали, рабочие строили, рабочие были всем. Отец Паши пошел в рабочие, он хотел быть частью чего-то большого, хотел гордиться самолетами, детали которых он вытачивал бы. Ну или хотя бы комбайнами, оси которых делал бы их цех. Отец Паши стал крановщиком на бетонном заводе — ему хватало. Улыбки коллег, ответственность, которую он нес, как крановщик, его фотография на доске почета за сверхурочные работы. Вечерком — пивко с коллегами. После того, как отец Паши отточил свое мастерство, отточил заигрывание с бухгалтершами, отточил улыбку для доски почета, пиво с мужиками стало занимать его больше. Это занятие почему-то не было скучным. Вроде все было так, как хотел отец Паши — если перечислять по пунктам. А вот общая картинка не клеилась. Развал союза сыграл свою роль, образ рабочего перестал быть символом всего, а стал лишь примером «не пойдешь учиться в универ — будешь рабочим».

Семья Паши жила в не самом благополучном районе. С детства Паша был в компании сорванцов, которые, постепенно вырастая, становились сначала токсикоманами-хулиганами, потом наркоманами-хулиганами. Однако, Паша был умным ребенком. Не в академическом плане умным ребенком, он просто понимал многие социальные механизмы, происходящие вокруг, поступки людей, их побуждения. Паша мог бы стать отличнм подлецом-манипулятором, если бы захотел. Но его дворовая жизнь столкнула его с некоторыми такими манипуляторами, и он видел, чего они добиваются, и пару раз портил им жизнь, обличая их интриги, увеличивая, кстати, свой авторитет во дворе. Скоро с ним стали считаться, и перестали пытаться наколоть. Так он наглядно усвоил истину, что если ты очень хитрожопый сукин сын, то найдется еще более хитрожопый сукин сын, который тебя обхитрожопит, и не стал сам пытаться пойти по этой стезе.

Паша стал задумываться о том, чем он хочет заниматься, и кем в жизни он хочет стать. Глядя на старших товарищей по двору, видя чем они занимаются, глядя на мать с отцом, на учитилей, на то, как они живут, что их тревожит, радует и раздражает, Паша начал, постепенно, составлять свою собственную картину мира.

Самой главным моментом, разрушающим отношения между людьми, был момент, когда один из них начинал замечать несоответствия образа, который выстроил второй. И самое забавное, что это не прямой обман, например, если парень изобразил из себя крутого бандита, чтобы переспать с девушкой, она, узнав об этом, посмеется, назовет его чмошником, и они просто перестанут общаться. В понимании Паши, проблема была несколько сложнее. Дело в образе, который человек выстраивает несознательно, без какой-то особенной цели. Этот образ складываетя из любимых фильмов, жестов, шаблонов поведения и взаимодействия с другими людьми, которые человек примеряет на себя. Но эти тонны шаблонов могут применяться только в нужные им моменты, и в различного плана мелочах человек им не соответствует. И когда партнер этого человека уже увидел первое такое несоответствеие — открытие второго — дело очень недолгое, и отсюда вырастают все проблемы.

Самое первое подтверждение этой системы произошло у Паши довольно рано — лет этак, в 9, когда старшие мальчики, лет в 11, понтовались перед девочками, куря сигареты на углу дома, и девочки смотрели на них большими глазами, в которых читалось «ох, какие же вы крутые», но тут крик мамы одного из мальчиков — «Кирилл, домой». «Ну ладно, пока девченки, матуха, блядь, зовет» — но даже крутое слово «матуха» и матерок в сторону матери не могли вернуть того образа взрослого человека, который курит сигарету на углу дома. Вот так девушки уходили к 14-летним, которым уже не надо было идти домой, и были с ними до тех самых пор, пока не видели, как они заискивают и лижут жопу 16-летним, например, или видели, что несмотря на то что им 14 и они пьют пиво — все равно играют в казаки-разбойники.
Потом девочки подрастали и переходили к 17-летним, но те, в основном, оставаясь в образе свободолюбивых парней с бурлящей кровью, жили на деньги мамы и ссорились с родителями. И так далее, подрастая, начинались новые проблемы, которые приходили к 30-40-летним мужикам, истинным мачо, богатым и сильным, у которых по ночам не стоит хуй.

Или, скажем, самый простой пример, опять же, из отношений парень-девушка — знакомство в интернет. Девушка писала что она стерва, королева, госпожа, а она, на самом деле, защеканка с окраины города. И это бросается в глаза сразу на втором свидании, после второй бутылки пива.

Когда Паша начал работать, он смог расширить свою теорию даже на отношения корпораций. Например, в крупных компаниях есть отдел пиара, который занимается созданием и поддержанием хорошего впечатления о компании среди людей и потенциальных клиентов. Девочки из Пиар-отдела могут сколько угодно устраивать пресс-конференции, отсылать подарки и е-мэйл открытки с дурацкими поздравлениями, какой-нибудь менеджер по продажам может отбить у них клиента слишком настырно предлагая услуги фирмы, опровергая принцип «ненавязчивость» корпоративной миссии.

Определив таким образом, самый проблемный момент, Паша стал смотреть, что обычно из этого получается. Люди редко могут расстаться из-за мелочи, то есть, мать Паши, увидев за улыбкой рабочего болезненное пристрастие к пиву в Пашином отце не стала от него уходить, она решила не замечать этого, после чего ей пришлось не замечать его выпивающих друзей, деградацию личности и утерю интереса к жизни. Утерю интереса к жизни Пашиного отца она и вправду уже не заметила, увидев утрату интересу Пашиного отца к себе.

Второй путь — люди, все-таки могут расстаться из-за мелочи. Но потом они обычно убиваются, что не дали человеку второй шанс, что расстались из-за какой-то мелочи, и возвращаютя, чтобы придти к первому варианту, или уйти опять.

Третьего варианта Паша пока не видел. Исходя из этого, он стал думать, как же ему не попасть в силки, которые он разглядел, и которые, судя по всему, не видели его сверстники, которые начинали свои отношения с людьми с ошибок.

Паша закончил школу и устроился работать к отцу на завод, в свободное время читая книги по психологии и социологии, ища труды по этой проблеме. На работе он ни с кем не общался, общение с друзьями тоже сократил к минимуму, и старался следить за своим внешним видом — чтобы ладони не грубели, как у рабочего, чтобы выглядеть нейтрально.

Паша дорабатывал, проверял и придумывал название своей концепции.

***

Алена любила ходить в клубы. Как-то раз Алена пришла в клуб, с целью напиться и забыться, и ее внимание привлек парень в углу, сидевший в хорошем костюме, и пивший самое дорогое пиво. Через час они уже целовались в туалете, и через два часа он отвез ее в очень дорогую и хорошо обставленную квартиру, где они занялись сексом, утром ему нужно было уходить, он оставил Алене телефон, по которому его можно найти, по которому никто не отвечал. Алена не сильно расстроилась — в конце концов, она хотела напиться и забыться, напилась, забылась, потрахалась — вполне хороший вторник. Она как-то раз пришла в эту квартиру, но ей никто не открыл дверь.

Она не вспомниала об этом парне, пока через пару лет не увидела его в другом городе в клубе — он также пил дорогое пиво, склеил какую-то девочку, причем, со стороны было ясно видно, что это по его инициативе они начали целоваться в туалете. Алена стала понимать, какой же она была дурой.

Она разняла парочку в туалете и потребовала у парня объяснений, почему он такой козел. Парень объяснил ей свою концепцию современного высокомерного эгоизма — так он ее назвал. По ней выходило так, что нельзя смешивать различные фрагменты своей жизни — он не смешивал свою унылую работу на заводе со своим развлечением в клубах, для своих девочек на одну ночь он снимал хорошие квартиры, и после этого никогда их не видел, чтобы избежать этого момента, когда девушка видит в нем не того, за кого он себя хочет выдать.

«Но вот же я — нашла!» — заорала на него Алена.
«Ну да, нашла. Но ты нашла этот момент не во мне, а в себе. Осознала себя использованной. Пока.»

Он ушел, радуясь свой жизни.

Рассказ про то, как Паша понял все, а Алена поняла все не так, или наоборот.

Читать еще:

Ровно 70 лет назад, 10 декабря 1948 г., Генеральная Ассамблея ООН приняла «Декларацию прав человека».

И сегодня как раз он – великий День прав человека.Предлагаю всем нам, начиная с сегодняшнего …

Добавить комментарий