В своих воспоминаниях художник Александр Бучкури говорил, что в детстве однажды видел вывод женщины в деревне

 

В своих воспоминаниях художник Александр Бучкури говорил, что в детстве однажды видел вывод женщины в деревне Была такая традиция: если женщину уличили в измене, то ее нагишом выводили на улицу

Была такая традиция: если женщину уличили в измене, то ее нагишом выводили на улицу и устраивали публичную порку. Вот эта бесправность, беззащитность женщины его взволновала. Для конкурсной картины в Академии Бучкури предложил Репину тему «Вывода», показал ему эскиз будущей дипломной работы. Но мастер его не одобрил.
Тем не менее, тема традиции вывода беспокоила художника на протяжении долгих лет. В 1936 году, уже в Воронеже, он заканчивает картину «Вывод».
«Это я написал не выдуманное мною изображение истязания правды — нет, к сожалению, это не выдумка. Это называется — «вывод». Так наказывают мужья жен за измену; это бытовая картина, обычай, и это я видел в 1891 году, 15 июля, в деревне Кандыбовке, Херсонской губернии, Николаевского уезда.
Я знал, что за измену у нас, в Заволжье, женщин обнажают, мажут дегтем, осыпают куриными перьями и так водят по улице. Знал, что иногда затейливые мужья или свекры в летнее время мажут «изменниц» патокой и привязывают к дереву на съедение насекомым. Слышал, что изредка изменниц, связанных, сажают на муравьиные кучи. И вот — видел, что все это возможно в среде людей безграмотных, бессовестных, одичавших от волчьей жизни в зависти и жадности.»
Картину «Вывод» Бучкури задумал в 1904 году, а завершил в 1936

Источник

Читайте также:

Комментариев нет

  1. Осенняя Аля:

    А мужика почему не наказывали, женщина виновата, а мужик не причём

  2. Оверченко Татьяна:

    Женщина всегда у мужчин виновата, вот и издеваются над слабым полом. Ужас этой картины пронизывает. Я не на стороне измен, но так нельзя, все мы люди.

  3. Сацкий Сергей:

    Этот бучкури куколд походу, шлюх защищает

  4. Инфа:

    «ВЫВОД». М. ГОРЬКИЙ
    По деревенской улице, среди белых мазанок, с диким воем двигается странная процессия.
    Идет толпа народа, идет густо, медленно и шумно, — движется, как большая волна, а впереди ее шагает шероховатая лошаденка, понуро опустившая голову. Поднимая одну из передних ног, она так странно встряхивает головой, точно хочет ткнуться шершавой мордой в пыль дороги, а когда она переставляет заднюю ногу, ее круп весь оседает к земле, и кажется, что она сейчас упадет.
    К передку телеги привязана веревкой за руки маленькая, совершенно нагая женщина, почти девочка. Она идет как-то странно — боком, ноги ее дрожат, подгибаются, ее голова, в растрепанных темно-русых волосах, поднята кверху и немного откинута назад, глаза широко открыты, смотрят вдаль тупым взглядом, в котором нет ничего человеческого. Все тело ее в синих и багровых пятнах, круглых и продолговатых, левая упругая, девическая грудь рассечена, и из нее сочится кровь. Она образовала красную полосу на животе и ниже по левой ноге до колена, а на голени ее скрывает коричневая короста пыли. Кажется, что с тела этой женщины содрана узкая и длинная лента кожи. И, должно быть, по животу женщины долго били поленом, а может, топтали его ногами в сапогах — живот чудовищно вспух и страшно посинел.
    Ноги женщины, стройные и маленькие, еле ступают по серой пыли, весь корпус изгибается, и нельзя понять, почему женщина еще держится на этих ногах, сплошь, как и все ее тело, покрытых синяками, почему она не падает на землю и, вися на руках, не волочится за телегой по теплой земле…
    А на телеге стоит высокий мужик, в белой рубахе, в черной смушковой шапке, из-под которой, перерезывая ему лоб, свесилась прядь ярко-рыжих волос; в одной руке он держит вожжи, в другой — кнут и методически хлещет им раз по спине лошади и раз по телу маленькой женщины, и без того уже добитой до утраты человеческого образа. Глаза рыжего мужика налиты кровью и блещут злым торжеством. Волосы оттеняют их зеленоватый цвет. Засученные по локти рукава рубахи обнажили крепкие руки, густо поросшие рыжей шерстью; рот его открыт, полон острых белых зубов, и порой мужик хрипло вскрикивает:
    — Н-ну… ведьма! Гей! Н-ну! Ага! Раз!..
    Сзади телеги и женщины, привязанной к ней, валом валит толпа и тоже кричит, воет, свищет, смеется, улюлюкает, подзадоривает. Бегут мальчишки… Иногда один из них забегает вперед и кричит в лицо женщины циничные слова. Взрывы смеха в толпе заглушают все остальные звуки и тонкий свист кнута в воздухе. Идут женщины с возбужденными лицами и сверкающими удовольствием глазами. Идут мужчины, кричат нечто отвратительное тому, что стоит в телеге. Он оборачивается назад к ним и хохочет, широко раскрывая рот. Удар кнутом по телу женщины. Кнут, тонкий и длинный, обвивается около плеча, и вот он захлестнулся под мышкой. Тогда мужик, который бьет, сильно дергает кнут к себе; женщина визгливо вскрикивает и, опрокидываясь назад, падает в пыль спиной. Многие из толпы подскакивают к ней и скрывают ее собой, наклоняясь над нею.
    Лошадь останавливается, но через минуту она снова идет, а избитая женщина по-прежнему двигается за телегой. И жалкая лошадь, медленно шагая, все мотает своей шершавой головой, точно хочет сказать:
    «Вот как подло быть скотом! Во всякой мерзости люди заставляют принять участие…»
    А небо, южное небо, совершенно чисто, — ни одной тучки, солнце щедро льет жгучие лучи…

  5. Алексеев Николай:

    Всё правильно, со шлюхами так и надо. Сейчас бы вернуть этот обычай, нынешним шаболдам очень полезно было бы.

  6. Хомяков Андрей:

    процент разводов был около 1%.. сейчас около 70%. Измен практически не было ..Безотцовщины было крайне мало… зато сейчас это считают дикостью и можно все и безнаказано))

  7. Воронько Светлана:

    Это ж с каким козлом вонючим надо жить, чтобы не побояться пойти на измену, зная о последствиях. Вот такие сморчки и пишут свои комментарии. Потому что цена им грош в базарный день.

Добавить комментарий