НА МАШИНЕ В ГОРНЫЙ АЛТАЙ (Ч.3) ЧУЙСКИЙ ТРАКТ

 

Я уже много раз писал, что авторитетный журнал National Geographic включил Чуйский тракт в десятку красивейших автодорог мира.

Этот тракт стоит в одном ряду с экзотическими дорогами на Аляске, в Колорадо, в Аргентине и Норвегии. А ведь находится он у нас под боком. К нему очень легко добраться, а перемещаться по нему — одно удовольствие.

Едешь по классному асфальту, а мимо тебя проплывают шикарнейшие виды. Они меняются, порой, до неузнаваемости. Ты как будто проезжаешь через разные страны, через разные климатические пояса.

На каких-то 500 километрах можно увидеть и таежные леса, и пологие холмы с альпийскими лугами, и белоснежные горы, и степи, по которым между юрт кочевников бродят верблюды.

Итак, на третий день путешествия мы выдвинулись с Телецкого озера и по довольно неплохой дороге выехали к Чуйскому тракту в районе Горно-Алтайска.

Нас тут же встретила Катунь — главная река Алтая. Именно с нее начинается великая Обь. Именно ее прославил знаменитый писатель и режиссер Шукшин. Его деревня (Сростки) находится тут же, на Чуйском тракте, недалеко от города Бийска.

Мы заезжали в эту деревню и даже поднимались на гору Пикет, где установлен памятник великому человеку. Но, это случилось уже на обратном пути.

Сейчас же перед нами только открывался Чуйский тракт и мы спешили его исследовать.

Первое «приключение» произошло с нами на Семинском перевале.

Прошу прощения, что так резко «срезал» повествование. Ведь от Горно-Алтайска до того перевала целых 150 километров. Это очень красивые километры, лежащие между поселками, реками, лугами, горами и прочими красотами.

Просто, если я буду описывать всю красоту Чуйского тракта, мне понадобится написать 426 книг. По книге на каждый километр, который мы по нему преодолели.

Так что ради экономии времени опишу лишь самые интересные и яркие моменты.

Итак, на Семинском перевале к нам подошел местный мужичок и начал уговаривать покататься на квадроциклах. Поначалу я отказывался, но если бы заранее знал, сколько эмоций это принесет, то подошел бы к нему первым.

В общем, назвав довольно неплохую цену (200 руб за каждые 10 минут), он нас все-таки уговорил.

Мы отправились в сторону от Чуйского тракта по разбитой дороге, уводящей куда-то к дальним горам. Попутчица моя визжала и кричала от страха или, скорее, от эмоционального всплеска. Да и сам я ощущал, как сердце мое колотится, а дыхание замирает.

Мы неслись по кочкам на высоте 1700 метров над уровнем моря. Нас окружали горы и долины, луга, кедровый лес и белоснежные облака, клочками разбросанные по насыщенно-голубому небу.

Местами на дороге попадались лужи и, поначалу, я сбавлял перед ними скорость. Но потом состоялся короткий диалог:

— Почему ты сбавляешь
— Просто вода будет брызгать. Я то в грязном, а вот твою одежду жалко.
— Я тоже в грязном! — чуть ли не перебила она меня.

По интонации я понял, что это было лукавство, но оно мне даже нравилось. Ведь и я слукавил насчет своей одежды. Желание «оторваться по полной» , как говорится, перевесило в нас все остальное.

Дальше, как вы понимаете, мы неслись по этим лужам, грязь и вода летели прямо в нас. Мы перепачкались как поросята. Не только одежда, но и тела, и камера — все стало болотно-серого цвета.

Но нас это только веселило. Мы что-то кричали, смеялись и жадно смотрели вперед, ища глазами — куда еще можно заехать.

Обратно за рулем ехала Мадина. И тут уже от страха визжал я. Не потому что она вела квадроцикл впервые в жизни. Просто сзади оказалось и правда страшно сидеть.

Когда мы вернулись к мужичку, он с удивлением осмотрел нас. Осмотрел квадроцикл…

— А что это вы такие грязные
— Да там ведь лужи
— Так это… Сбавлять нужно было…
— Да не, мы специально, — с блеском в глазах объясняли мы.
— А… — улыбнулся мужичок, понимая, что ему теперь мыть эту технику.

Кстати, он же оказался хозяином платного туалета. Нас пустили в него бесплатно, чтобы мы умылись и привели в порядок одежду. За что тому человеку отдельное спасибо.

Кстати… Знаете, во всяких там романах писатели, обычно, добавляют какую-нибудь незначительную деталь, которая идет сквозь все повествование и, как бы, связывает его.

Так вот, у нас таким обстоятельством стали волосы Мадины. Всю дорогу она переживала, что их нужно помыть. На каждой реке, на каждой остановке, в каждом общественном туалете мы были озадачены вопросом — как помыть голову

То вода была слишком холодной, то грязной, то было лень, то еще что-то… Там, на Семинском перевале, привести голову в порядок тоже не удалось.

В конце, на 8-й день поездки, когда мы ехали обратно все с теми же немытыми волосами, Мадина сказала:

— Надо же… Оказывается, можно не мыть голову 8 дней и ничего страшного не произойдет.

Я, в свою очередь, рассказал, как иногда в поездках не чищу зубы по 10 дней. И ничего — все ровные, белые, здоровые, и никогда не болят (тьфу, тьфу, тьфу). Условностей слишком уж много у нас. В плане гигиены в том числе.

После перевала начался 11-километровый спуск. Природа изменилась. Стало больше кедрача, меньше лиственных деревьев. Мы попали как бы в новую местность. Это начинался Центральный Алтай.

Спустившись, мы принялись искать место для палатки. Сделать это оказалось очень просто. Недалеко от поселка Туекта на реке Урсул мы увидели несколько палаток, стоящих на берегу.

Свернув с дороги мы расположились поблизости. Место оказалось отличное. Горная река, ровная площадка под соснами, уже обустроенное кострище, вокруг горы.

В тот вечер мы сидели у костра, что-то там жарили, о чем-то говорили, что-то планировали… Детали я уже не помню, но вы и сами можете представить романтику таких посиделок, насыщенных горным воздухом и ощущением в стиле: «все только начинается!»

На следующий день с самого утра мы поссорились. Всему виной моя импульсивность и, напротив, эмоциональная закрытость моей попутчицы. В общем, как у Пушкина: «волна и камень, стихи и проза, лед и пламень» — две противоположности схлестнулись.

С горяча я даже поехал обратно, но через 50 км мы поговорили и, почти как ни в чем не бывало, вновь поехали вглубь Алтая. Там нас ждали, по-порядку, такие чудеса:

1. Перевал Чике-Таман. Второй перевал на нашем пути после Семинского.

Лично я считаю, что настоящие горы начинаются только после этого перевала. Также за ним местность становится более дикой, первозданной.

Можно сказать, что тот Чуйский тракт, который входит в 10-ку красивейших дорог мира, находится именно за Чике-Таманом.

Этот перевал выглядит и является более крутым и опасным, чем Семинский (где мы катались на квадроциклах). Хотя его высота на 400+ метров ниже — всего 1295 метров.

Мощный серпантин уходит наверх. Когда мы подъезжали, я не верил, что наша машина сможет подняться. Впрочем… Это было лишь ощущение. Кое-как, на скорости 40 км/ч мы все-таки взобрались.

Вид с перевала открывается просто шикарный. Видны не только долины на десятки километров вдаль, но и остатки старого Чуйского тракта. Да, есть и такой. Существовал он до 1894 года, но к 1903 году был проложен новый путь.

К слову, строил новую дорогу В. Шишков — автор романа «Угрюм-река». Он жил в моем родном Томске и был великим исследователем Сибири. Особенно — Алтая.

Шишков внес большой вклад в строительство Чуйского тракта. Уже будучи писателем она сказал:

«Я люблю Алтай крепко, с каждым годом любовь моя растет, и я не знаю, чем возмещу ту радость и счастье, которым он меня наделяет каждый день, каждую минуту».

Золотые слова…

2. Катунские Террасы. Ооо… Тут стоит рассказать версию ученых, прежде чем описывать это чудо природы.

В общем, в древние времена в ледниках Алтая было в 30 раз больше льда, чем сейчас. Когда наступило потепление, этот лед начал таять и образовал высоко в горах огромные озера. Это были действительно крупные озера. По размеру их можно сравнить даже с Телецким.

И вот однажды, морена (природная дамба, которая удерживает воду в озере) разрушилась и все эти миллиарды тонн воды устремились с гор вниз. Стоит сказать только, что объем потока составлял 18 миллионов кубическим метров в секунду!

Это был самый мощный поток пресной воды на Земле. Он в 6000 раз мощнее потока Енисея в Красноярске. И почти в 30 000 раз сильнее современного течения Катуни.

Весь этот поток несся с гор со скоростью до 90 км/ч. Для сравнения, самая быстрая река сегодня — Амазонка. Ее скорость аж 15 км/ч. Кстати, Амазонка также самая мощная река в мире. Но она… В 800 раз слабее того потока, что несся с Горного Алтая вниз.

Этот поток вызывал паводки до 500 метров в глубину (высота Эйфелевой башни — 324 метра). Воды было так много, что все она ушла до Оби, затопила ее прибрежную зону (а ее протяженность 3600 километров) и, не смотря на это, до Северного Ледовитого Океана все же дошла волна высотой полметра.

Вооот… И теперь представьте, сколько камней, гравия, песка, ила нес с собой этот водный поток Как он перемалывал горы Как сметал гигантские валуны размером с 30-этажный дом

Следы той катастрофы до сих пор можно наблюдать вдоль Чуйского тракта. И один из этих следов — Катунские Террасы.

Просто представьте, что вы берете ведро бетона и выливаете его в канаву. Бетон заполнит все пространство канавы, а верхняя часть его будет плоской.

Вот Катунские Террасы — это тоже самое. Только вместо канавы — долина между горами. Вместо бетона — камни и песок, которые вода принесла сверху.

Реки вырезали в этих плоских Террасах ущелья и каньоны, глубиной иногда до 200 метров. По краю одного из таких ущелий проходит и сам Чуйский тракт.

В некоторых местах Террасу даже можно потрогать и увидеть ее «в разрезе». Позже скину фото. Просто толстый-толстый слой спрессованного песка и камней. Причем, камни — круглые. Т.е. видно, что их обработала вода.

На Террасах очень удобно строить поселки, т.к. это единственная ровная поверхность в горах. Поэтому на Террасах стоит множество населенных пунктов, например, поселок Иня.

3. Кстати, об Ине. Этот старинный поселок, который запомнился прежде всего свои мостом.

Речь идет о старинном мосте, который сейчас полуразрушен и не функционирует. А когда-то это был первый в мире подвесной мост такой конструкции. Построили его в 1922 году силами 3000 заключенных.

Многим заключенным пообещали амнистию после строительства. И правда, часть людей после стройки помиловали, за что мост называли «дембельским».

Правда, одна из машин с помилованными сорвалась в пропасть. Погибло 27 человек, которые так и не успели стать вольными…

Я рассказываю все эти истории про Террасы, Шишкова и Инский мост, чтобы показать, что Чуйский тракт — это не просто красиво, не просто величественно.

Каждый метр здесь — это история. Я очень советую каждому, кто едет туда — почитать про тракт побольше. Потому что одно дело просто смотреть на равнину, а другое — знать, что эта равнина образовалась после схода фантастической реки с гор.

Одно дело просто видеть мост, а другое — представлять, как на его строительстве в морозную зиму трудилось 3000 заключенных…

Чуйский тракт — это одно из мест, где чистая природная красота дополняется удивительными фактами, которые важно знать, чтобы красота выглядела еще «красивее».

Недаром Чуйский — это одна из немногих дорог, которая имеет собственный музей. Находится он в Бийске. Я там не бывал, но при случае обязательно загляну…

ПРОДОЛЖЕНИЕ:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *