«Проект Монарх» — самый психопатичный эксперимент по промывке мозгов.

 

«Проект Монарх» — одно из ответвлений проекта «Полуночный оргазм» ( целью которого было разрушение человеческой личности и создание провалов в памяти. Причем использовались для этого крайне жестокие методы, вроде электрошока.

в 1973 году, когда запахло жаренным и даже ЦРУ решило, что эксперименты над сознанием людей зашли слишком далеко, глава отдела MKUltra Сидни Готтлиб попытался уничтожить архивные документы, хранившие доказательства опытов. Однако часть бумаг уцелела и благодаря ним журналисты сумели восстановить ход событий. Кроме того, оставались свидетели, которые утверждали, что подверглись куда более изощренным пыткам, чем заявлено в документах. Все они как один утверждали, что их использовали в качестве подопытных в некоем «Проекте Монарх». И главным его звеном был психиатр с мировым именем Дональд Эвен Камерон.

«Проект Монарх» теряет конспирацию.

Кэнди Джонс выросла из маленькой куколки в высокую и стройную супермодель, ростом метр девяносто. Но в ее памяти навсегда остался страх перед родителями. Отец домогался дочери в детстве, а мать запирала ее в мрачной кладовке, где из темноты к ней выходила подруга. Арлин — существовала ли она на самом деле Кэнди не знала, а потом и забыла о ней. Вспомнила только 3 июля 1973 года, когда услышала сообщение на автоответчике: «Пожалуйста, мисс Грант, перезвоните Синтии. Она забронировала для вас билет в Токио на 6 июля». В сумочке Кэнди обнаружила паспорт со своей фотографией на имя Арлин Грант и ключ от ящика №1294 Центрального вокзала Нью-Йорка.
Чуть позже ее второй муж Джон Небель, погрузив супругу в гипноз, вытащил на свет скрытые подробности прошлой жизни, и тогда она все вспомнила. Вспомнила загадочного доктора Гилберта Дженсона, якобы вылечившего ее от смертельной хвори на Филиппинах в 1945 году. Вспомнила, как встретила его 15 лет спустя в ЦРУ. Вспомнила, как принимала подозрительные таблетки. Вспомнила грузного лысого мужчину по имени Джордж Х. Уайт. Так описывал судьбу этой девушки писатель Дональд Бэйн в книге «Подконтрольная Кэнди Джонс».
Никаких доказательств миссис Джонс предоставить не могла. Она даже не знала, реальна ли Арлин Грант или это оставшаяся с детства фантазия Но она была не одинока в своих показаниях. Несколько женщин поддержали ее. К сожалению, Кэнди Джонс не дожила до этого дня, так и не узнав судьбу остальных.
Среди разбитых, угнетенных временем и стыдом жертв «Монарха» была и Клаудия Маллен. Она исповедалась перед судом через пять лет после смерти Джонс в 1995 году. В своих показаниях Клаудия рассказала, как, переживая тяжелое детство, встретила некоего дядю Сида, которого позже называла не иначе как Сидни Готтлиб. В то время ей было восемь лет. Дядя Сид позаботился о ней и отправил в тайное убежище, скрытое в небольшом штате Мэриленд. По словам Маллен, там ее истязали всеми доступными управлению средствами: электрошоком, изоляцией, гипнозом и сексуальным насилием. Ее и других девочек готовили стать игрушками в руках ЦРУ. Прежде чем направить Клаудию в Сан-Франциско, где Джордж Уайт развлекался за зеркальным стеклом, агенты подсылали ее к известным политикам, губернаторам и бизнесменам. Их сексуальные утехи оставались на пленке, а та гарантировала лояльность власть имущих.
Позже к ропоту пострадавших женщин присоединились и другие, чьи истории уже расходились со здравым смыслом. Например, Аризона Уайлдер убеждала окружающих в том, что некие иллюминаты заставляли ее вызывать инопланетян-рептилоидов, наделенных высшим разумом. Из-за уничтоженных улик и спутанности показаний, в которых уже нельзя было отличить реальность от вымысла, таинственный «Проект Монарх» превратился в табу.

Дональд Камерон — злой гений эксперимента.

Но ведь кто-то же должен был стоят за всеми этими опытами. Один лишь глава отдела MKUltra Сидни Готтлиб не мог быть ответственным за все. Таким человеком был Джон Эвен Камерон — шотландский психиатр, который оказался гораздо более нездоров, чем любой из его пациентов. Безумия истории с сумасшедшим мозгоправом добавляет то, что он был официальным обвинителем на процессе против нацистов, порицая их за те же самые преступления, которые совершал сам вплоть до 1960-х.
В 1943 году состоявшийся доктор Дональд Эвен Камерон прибыл в Монреаль по приглашению Университета МакГилла. Фонд Рокфеллера выделил учебному заведению пятизначную сумму на основание нового психиатрического отделения. Канадский магнат Хью Аллан не остался в стороне и подарил университету свой особняк, стоявший на вершине холма Mount Royal. Величественное строение, украшенное аттиками и колоннами, приобрело вторую жизнь. Его главой должен был стать Камерон. Доктор счел предложение за честь и согласился.
К тому времени он уже объездил Европу, выступая с публичными лекциями, но в военное время, как и весь мир, был обеспокоен страшной угрозой, исходившей от нацистов. Он придерживался мнения, что любые психические заболевания имеют психосоматическую природу, а потому поддаются лечению. В своем эссе «Социальная реорганизация Германии» он описывал немцев, как людей, подчиняющихся исключительно железному кулаку. По его мнению, только строгая и бескомпромиссная воля могла сломить демонический дух и искоренить общественный порок. Возможно, благодаря этой рукописи он стал обвинителем на Нюрнбергском процессе. Камерон и еще двое врачей судили Рудольфа Гесса, заместителя Гитлера, одного из ответственных за холокост. После вынесения обвинительного приговора, Эвен вернулся в университет, где ему предстояло много работы.

Другие жертвы Камерона

Спустя десять лет Камерону было уже за пятьдесят; он стал уважаемым специалистом в узком кругу. К нему часто обращались за советом, считаясь с его авторитетным мнением. Доктор Мария Марроу, девушка, наслышанная о репутации коллеги, хотела перенять опыт мастера. Она приехала в бывший особняк Хью Аллана, пораженная его роскошью и красотой, открывавшейся с вершины холма. О подобном месте, она была уверена, мечтал каждый. Камерон встретил ее радушной улыбкой и пригласил в свой кабинет. Спустя несколько часов, пожилой врач убедил Марию в том, что она сама нуждается в лечении. Девушка согласилась, но слишком поздно поняла, что попала в ловушку, из которой нет выхода.
Целую неделю Камерон мучил ее электрошоком и накачивал барбитуратами. Она металась в агонии, понимая, что сама сунула ногу в капкан и разжать его уже не в силах. На одиннадцатый день у нее началась аноксия. К мозгу перестал поступать кислород. У Камерона не было выбора; Марроу госпитализировали. После того как она пришла в себя, врачи диагностировали прозопагнозию — она больше не узнавала лица людей.
Примерно в то же время в психиатрическое отделение обратился Луи Вайнштейн, страдающий от панических атак. От беспокойства у него спирало дыхание и мутило в животе. Однако, посетив психиатра, мужчина, по словам сына, «потерял душу», причем случилось это всего за несколько приемов:
«Когда ты — 13-летний мальчишка и видишь, как твой отец, обычно добрый и умный человек, на твоих глазах превращается в призрака — это тяжело. Помню, как он вернулся домой после первого посещения. Он почти все время молчал, а когда открывал рот, спрашивал, где его родители. Они давно гнили в могиле. Однажды ночью, когда я лежал в постели, он зашел ко мне в комнату, встал в углу, расстегнул ширинку и начал мочиться. Он не понимал, где находится».
Вельма Орликов страдала от послеродовой депрессии. Несколько лет она посещала психиатра в Виннипеге, но эти сеансы ей не помогли. Она прослышала об успешном докторе Дональде Камероне и отправилась в его изящный дом на холме. Там ее постигли те же процедуры, что и других пациентов: разряды электрошока, инъекции ЛСД и «психический дрейф». «Психическим дрейфом» Камерон называл особые сеансы, ставшие частью «Комнаты Сна». В ней избранные пациенты лежали в коматозном состоянии, слушая повторяющиеся без конца фразы, например: «Ты убил свою мать». Иногда подопытных пробуждали ударом электрического тока или лошадиной дозой амфетаминов, но только затем, чтобы погрузить обратно в небытие.
Линде Макдональд, страдавшей от шизофрении, не повезло стать пациенткой доктора Камерона. Она провела 86 дней в «Комнате Сна», 109 раз просыпалась от электрических разрядов. Разучилась пользоваться туалетом. Забыла мужа и детей. Только в 1992 году она и еще 80 пострадавших попытались восстановить справедливость. Но доктор Дональд Эвен Камерон был мертв уже 23 года (скончался от сердечного приступа, когда взбирался на гору). Все, что смогло предложить правительство Канады — это компенсацию в 80 тысяч долларов. Другого результата они так и не добились.

Зимой 1964 года к парадному входу бывшего особняка Хью Аллана подъехал черный автомобиль. Из него вышел человек, закутанный в теплое пальто. Одной рукой он прижимал к телу конверт, а другой придерживал фетровую шляпу, которую норовил сорвать ветер. Он вбежал в здание и отряхнул от снега ботинки. Услужливая медсестра отвела его в кабинет главного врача, где гостя уже ждал хозяин учреждения. Человек в пальто положил на стол конверт и сказал: «Сидни Готтлиб передает вам привет». Доктор взял конверт, раскрыл его и внимательно пересчитал купюры. «Как и договаривались, — продолжил человек в пальто, — в сумме 69 тысяч, но программу пора сворачивать, — он улыбнулся, — у нас есть свои подопытные». #кописта #луркопаб #disgustingmen #lm

Читайте также:

Добавить комментарий