Продолжаю цикл паст про военный ВУЗ. Первая часть:

 

Можно:

Можно Машку за ляжку и козу на возу, а также можно за хуй подержаться(если поправишься и скажешь «разрешите», то скажет «разрешаю»). Сначала нас предупредили, дескать исключайте из лексикона это слово. Потом просто сказали: «Не дошло через голову — дойдет через руки». За каждое «можно» давали полтос ламповых отжиманий. Один раз я напиздел на 300 отжиманий(не разом, конечно, подходами). Другие ребята, у которых не заладилась еще и строевая, плясали гопак, а когда выкидывали ногу, то говорили «разрешите». Кто-то приседал, кто-то держал табуретку на вытянутых руках. Один раз я подхожу к взводному и диалог:
— Т-щ курсант, можно пойти, одежду постирать
— Можно и ебануть чего-нибуть…(задумчиво так)
— Ебануть-то я ебану, а постираться пойти разрешите
— Ладно, иди.

Мат:

Матом в армии не ругаются, матом в армии разговаривают. Матерились все, от курсантов до старших офицеров. Но никто не позволял себе матом оскорбить другого(да и не матом тоже). Могли сказать типа: «Да что за хуйня у тебя в голове происходит!», но сказать, что ты долбаёб — ни разу.

Ебун:

Я узнал два значения этого слова. Первое — лютый холод с утреца в палатке, о нем я говорил. Холодно настолько, что шел пар изо рта. Та погода, что сейчас в Москве, там, наверное, была уже в августе. А по сему большинство из нас либо привезли с собой спальные мешки, либо одумались и попросили родственников их купить. Я считал, что у меня стальные яйца и холода мне нипочем. Но когда я пару дней подряд просыпался на час-полтора раньше от холода(я надевал на ночь спортивки, майку, кофту с капюшоном, носки и тёплые носки, а холодно было всё равно) и не мог заснуть, то попросил маман купить мне спальник и привезти его.
Второе значение слова «ебун» нам рассказал взводный. «На первом курсе вас высадят с вертолёта в лес и будете вы там обустраивать себе позиции, маскироваться и выставлять дозоры. А товарищи с третьего курса будут вас искать. Не было ни одного случая, чтобы не нашли, разница только в том, за какое время. Так вот, они будут вас искать, а вы будете скрываться. А те, кто будут в дозоре должны лежать и не демаскировать позиции, а именно: не курить, громко не разговаривать, не чесаться, не шевелиться, дышать через раз. И вот к дозорным частенько приходит его величество ебун — они банально засыпают. А проснувшись обнаруживают исчезновение оружия, ясен хуй, что спиздили стволы не кабаны, а ехидные третьекурсники. И когда вылазка кончается, проебавшиеся идут к ним и конечно же получают его, но перед этим у них будет много физухи, боли и страданий».

Рабочка:

В свободное от затраха время мы работали. Но если большинство срочников(у нас их называли «сроканы») работают на каких-то левых объектах, то мы работали сугубо для нашего факультета. А именно, для «кафедры служебно-боевого применения войск Национальной гвардии». Мы строили деревню антитеррора или деревню дураков, как её тут называли(мы ее отстраивали, чтобы разъебывать ее в щи когда поступим, и у нас будут учения). В принципе, ничего из ряда вон здесь не было, неторопливо тоскали доски, плиты, рвали траву и т. д. Там были фанерные домики и каменная бытовка, в которой жили прапора(один из них вейпер. господи, как я орал, когда увидел, как он достаёт ебучий вейп и выпускает завесу). По вечерам они доставали мангал, ходили в лес за грибами и жарили шашлык. Как-то раз нас поставили работать до обеда, всю работу мы сделали и сидели в теньке, а до обеда еще было с час где-то. К нам подходит прапор: «Таак, хуле сидим Идите траву щипайте, операция «гусь», блеать! Главное правило армии: «Чем бы ты ни занимался, лишь бы ты заебался!» Так и жили.

Один охуительный косяк:

Косяков у меня было много, можно сказать, что я был первый по косякам, но этот запомнился особенно. Но обо всём по порядку.
Вечер, рабочка, потом по плану вечерняя поверка и душ. Настроение хорошее, мы неторопливо таскаем плитку в деревню дураков. Закончили, пошли на поверку. В боевых частях на вечерухе объявляют тех, кто погиб в бою, у нас же это просто перекличка.
Итак, стоим по стойке смирно, наш факультет(около ста человек) называют по фамилиям. Паренёк не услышал свою фамилию и зам.ком.роты с ехидным ебалом начинает говорить её после каждой новой фамилии. Пацан на седьмой раз не выдержал и орнул.
— Таак, отставить список вечерней поверки. Заново.
Надо сказать, в Искитиме в это время года полно комаров и мошки, которая лезла во все открытые части тела и стоять по стойке смирно в таких условиях очень сложно. Так вот, начали заново, тут проебался со своей фамилией я, и произошла абсолютно аналогичная история.
— Таак, отставить список вечерней поверки. Товарищ Username, вам смешно сильно, да Заново.
На третий раз все прошло норм, только чувачок, улыбнулся, а офицер это заметил, но заново зачитывать список не стал. Когда зашли в палатку, взводный отвел накосячивших за день, в том числе и нас и сказал:
— Стоите у входа в палатку. В душ вы не идёте. Ждёте меня. У меня для вас своя программа.
Наш факультет состоял из трех взводов абитуриентов: два гражданских и один армейский(из сроканов и контрабасов решивших поступать сюда. У двоих были оливковые береты. Ещё один был из боевой части, стоявшей в южных регионах).
И вот пришёл взводный, отвёл нас в палатку к воякам(нет, нас не пиздили, с этим было строго — исключали обоих). Нам раздали табуретки, на них были поставлены кружки, команда «полтора», и мы сидим. Полтора — ты вроде и не стоишь и не сидишь, спина прямая, руки вытянуты перед собой. Так мы держали табуреты, у кого кружка падала, тому потом своя программа. Постояли пару минут, затем отжимались и приседали под общий счёт(неправильно сделал один — заново, неодновременно — заново), потом опять стояли в «полтора». Потом отжались «последние 30 раз», которые вылились раз в 60, потому что были «бонусные» отжимания: «за спецназ», «за братство», «Зародинузасталина» и т. д.
Если кто-то хочет кукарекнуть и сказать «Да вот бля, дрыщи, 60 раз слабо отжаться ко-ко-ко, да я бы 600 отжался и нихуя!», то пусть пойдет нахуй. Отжимания под общий счет — это гораздо сложнее, чем когда ты один в качалочке подходами хуяришь.
Потом те, у кого упали кружки, остались(они просто много отжимались), а мы потные и немытые пошли спать.
На следующий к нам подходит беретчик и диалог:
— Вот я вас качал, а мой друг рядом стоял и говорил чет. Сегодня его в сортире «попёздышем» кто-то назвал, признавайтесь, кто
Мы в непонятках, никто никого не называл. Потом подошел к нам тот тип:
— Время до вечера этого человека найти. А не то будете к нам в палатку каждый вечер заглядывать на физ подготовку. Вы у нас блядь качками станете.
— А кто тебе сказал, что тебя обозвали — спрашиваю я.
— Вот наш товарищ в сортире услышал.
— А от кого он услышал Мб если по цепочке идти, то так и найдем человека, который тебя обозвал
— А ты не дохуя хочешь Сам ищи, Шерлок Холмс!
Этот диалог натолкнул меня на то, что нас просто решили наебать, чтобы мы стучали друг на друга. Мы это обговорили и подошли ко взводному.
— Так и так, т-щ курсант, мы с ним говорили, он не хочет нам помогать, хочет, чтоб мы сами тут копошились, стучали друг на друга. А его скорее всего никто не обзывал, он развлекается так.
— Понял, разберусь.
Больше нас не трогали с этой темой, и вечер прошёл в нашей палатке, а не в упоре лёжа. #паста #луркопаб #lm

***
ту би континед

Читайте также:

Добавить комментарий