В город нагрянул зверинец: осёл, козёл, мартышка, да косолапый мишка – всё! Как говорится, на что бабок хватило.

Меж тем, на фурах заготконторы где перевозили скотину были изображены и лев, и крокодил, и даже жираф.
Двигаясь по городским улицам к месту, где зверинцу надлежало развернуться во всей «красе», грузовики проехали под окнами отремонтированного городского дурдома. Жираф-то местных обитателей и смутил.

Не могли уразуметь, – где же взметнувшаяся над фурой пятнистая шея и набалдашник башки Про маркетинг они не слыхали, потому битый час спорили, как везут жирафа: сложив пополам, калачиком или в разобранном виде, что конечно проще.
Спустя час, знатоки попросили помощь клуба – пошли к главврачу. А тот был в страшной запарке и как всякий занятой человек отмахнулся: – Я ебу Идите нахуй.
Двадцать человек так и сделали – дали тягу. Сегодня, дуракам нужны были только ответы!
Сбежали и сбежали. Что им, впервой Голод не тётка – вернутся. Ещё и притащат кого-нибудь к больничному котлу. То бомжа, то собаку. Ну такие сердобольные эти тихие сумасшедшие!
Одно «но», – побег произошел за пару-тройку часов до торжественного открытия дурдома после капитального ремонта.

На широко анонсированную акцию пожалует областное руководство и местное телевидение. Всё как положено – прямой репортаж, речь, пообещают народу еще один дурдом – больше и пижже прежнего. Начальница областной медицины в сопровождении камеры пройдет по палатам и побеседует с наиболее приличными ебаньками.
А кого снимать, если после побега остались лишь бессловесные овощи в каталках и реально ебанутые на атомных таблетках Им что жираф, что губернатор – пошлют и всё.
Подлый побег неблагодарных грозил срывом важного общественно-политического мероприятия.

Обнаружив недостачу, главврач перебздел – кто вместо придурков будет выражать такую неподдельную радость, точно бабки на капремонте спижжены ими
Ситуация критическая, врач звонит мэру. Уже через десять минут раззява доктор и начальник городской полиции были у градоначальника.
Или через полчаса положишь их в больничку, или я тебе сделаю «ку», с ходу сказал мэр шерифу. Врача же он просто испепелил взглядом.
Шериф голову чешет: – Где я людей возьму Половина личного состава сменились с дежурства и заняты – кто на даче, кто в гараже, кто на рыбалке… водвочку пьет. Пока всех соберу – минус час. Пока психов отыщем, – ещё час долой. Не, руби голову прямо тут, отец родной, – нереально.

От таких сокрушительных доводов мэр взвыл и кинулся с кулаками на виновника шухера – главврача: – Убью! – кричит. И хрясь ему в ухо.
И что ты думаешь, – от затрещины, мозгоправа неслабо осенило! Потер ухо и говорит:
– А может, в соседней области занять
– Чего занять
– Сумасшедших. Там в избытке. Тамошний экономико-образующий спиртзавод даёт себя знать.
Градоначальник аж застонал: – Идио-о-т! Это ж двести пятьдесят вёрст! Пока их подвезут – всё пропало. И потом, – я что, побирушка Подкиньте мол ваших долбоёбов, а то своих не хватает Да и задаром ничего не делается. Нет! Надо наших ловить.

А мент послушал-послушал, почесал опять голову и сказал:
– Не надо ловить. Всё гораздо проще – рассуём по палатам нормальных вместо больных. Ещё лучше – лишнего не сболтнут.
Несчастный мэр едва не заплакал: – Ты их рожи видал – спрашивает мента за придурков. – Это ж Пабло Пикассо периода сюрреализма, если тебе это что-то говорит.

– Пф-ф! – фыркнул служивый. – Ты моих орлов видал после выходных Босх…

Тут мэр понял, что недооценивал увальня в погонах…
– Короче, через час подгоню двадцать человек. А этот вредитель их проинструктирует, как себя вести. – и кивает на врача.
Вредитель так и встрепенулся: – Проинструктирую в лучшем виде. Там ничего сложного. Коси глазами, двигай челюстью, облизывайся, хохочи невпопад. О! – ёще можно дрочить, для пущей убедительности.
Тут, обычно сдержанный мэр не сдюжил во второй раз. Подскочил как петух, – хуяк этому новатору от психиатрии по другому слуховому органу.
– Дурак! – орёт. – Запрещаю дрочить! Запрещаю! – и ногами топочет, аж перекрытие гудит.
Что ж, понять его можно…

Отдышавшись, приказал полицейскому: – Собирай своих. Чтоб через час были в больнице. Лично каждому звони, слышишь! Бухих не надо!
– Кхым…
– Поддатеньких можно, – врач им промывание организует. Трезвых-то один хер не найти, а
– Не найти… – вздохнул мент.

Сержант Сидоров допил пиво, рыгнул погромче и метко швырнул пустую баклажку в любимую мишень – мягкое место жены, торчащее над грядкой с редисом – баба выпалывала сорняк.
– Бинго-о-о! – воскликнул весельчак Сидоров.
– Алкаш. – сказала жена.
Они любили друг друга.
Сержант решил взять ещё соточку, под сальце. Четыреста утрешних грамм и полторашка от «Трех медведей» уже перегорали в могучем чреве. Едва он выпил, как зазвонил телефон. Шериф! Сидоров так растерялся, что вытянулся по стойке смирно. «Сам» ему никогда еще не звонил.
– Сидоров
– Так точно. – говорит ни жив ни мёртв Сидоров.
– На даче
– Так точно.
– Бухой
– Так точ…Никак нет.
– Бухой!
– Никак нет!
– Но поддатенький. – смягчился начальник. – Так Не лги, сержант.
– Поддатенький…– соврал Сидоров, едва не падая в обморок от собственной наглости и страха.
– Чтоб через полчаса у меня.
– Есть!

Оставалось только за руль и гнать в город – по-другому не поспеть.
Вырвавшись из улочек дачного массива на дорогу, дал газ – только дачные домишки замелькали с одной стороны и огороды с другой. Едва набрал сотку, как поперек дороги выползла старушка на скутере – тыр-тыр-тыр, – едва не глохнет.
В России же как – дача тут, а ещё ведь огороды нарезаны примерно в километре от дачи. Вот старуха и ехала за кулубникой – корзинка на руке болтается.
Сидоров по тормозам. Тормозной путь закончился аккурат на старушке – стукнуло бабку слегка. Та с мопеда кувырк! – покатилась что колбаса, теряя колоши и кошёлку. Остановив вращение, села на жопе – сидит глазами хлопает, пизда моторизованная.
Выскочил Сидоров из машины, огляделся – никого. Схватил корзинку, и к бабке.
– Твой мопед, бомбила – спрашивает.
– Какой мопед – округлила глаза старуха. Головой видать хорошо приложилась.
То что нужно, смекнул Сидоров и заорал:
– На котором на встречку вылетела. Бухая Почему без шлема!
– У-у… – сказала старуха, и одев корзину на голову, поползла в бурьян на обочину.
– Не мой мопед. – говорит. – Не докажешь.
Ну, он видит, – бабка в полном порядке раз в несознанку пошла. Потому сел за руль и ходу, покуда свидетели не нарисовались. Хмель слетел, как и не было.

– Будете сидеть на койках и изображать придурков. Как, – объяснит главврач. Задача ясна
– Так точно. – ответили шерифу подчиненные.
– Отлично. И не вздумайте дрочить, для пущей убедительности. Ха-ха-ха.
Главврач потупился, а все захохотали.
Смех оборвал зазвонивший у шерифа телефон. Звонок стёр с его лица добрую мину.
– Как тут закончите, – говорит. – Сразу ко мне. Мамашу мою на даче сбил какой-то отморозок, и скрылся. Ехала на огород на скутере, а тут он. Сотрясение, перелом рёбер, шок. Найти мне его! Сядет по полной.

Сомневаться что по полной, Сидорову не приходилось. Спасение было одно…

Разоблачили Сидорова лишь спустя три месяца после его резонансной акции, – пока то, да сё, бумажки, комиссии. Нормален – таков был вердикт психиатров. А то что дрочил при областном руководстве, да в прямом эфире, – сочли за модный нынче перформанс. Кто яйца к земле-матушке приколачивает, кто дрочит…
Так, Сидоров избежал преследования за старушку. Потому что после перформанса, всё руководство города ушли в отставку. За побег, за подмену, за утрату доверия, и много чего еще вылезло – враги-то не дремали. А кто станет впрягаться за какую-то старушку, – мамашу какого-то бывшего, а теперь еще и подследственного за тёмные делишки…
И все таки, – как перевозят жирафа #копипаста #луркопаб #lm

Читать еще:

Как сделать, чтобы в подъездах и лифтах не ссали

Часто в наших домах подъезды, лифты и лестничные клетки являются зоной отчуждения. Там страшно, там …

Добавить комментарий