#конкурс

— …И сейчас, в один из тысячи мирных дней мы празднуем столетие Стены, благодаря которой мы все еще живы. 50 лет назад последняя экспедиция вернулась из Пустоши, 50 лет назад последние часовые были отозваны с позиций. Мы полностью защищены от вторжений и независимы от внешнего мира. Мы можем спокойно спать по ночам, потому что наши великие Предки даровали нам нерушимую защиту…
Одобрительный рев толпы на секунду заглушил надрывный голос оратора. Городская площадь уже не вмещала всех желающих присоединиться ко всеобщему ликованию, а народ все прибывал нескончаемым потоком.
— Тоже мне, нашли чем гордиться. – Сквозь зубы бросил парень лет семнадцати, предусмотрительно оглянувшись – чужих ушей и отрядов полиции здесь было хоть отбавляй.
— Вечно ты чем-то недоволен, Рас. – Джим только отмахнулся, не отрывая взгляда от трибуны.
— А чем я должен быть доволен Стадо баранов собралось отмечать столетие каменного мешка! Тебе не кажется, что всех нас попросту разводят..
— Мне надоело каждый день слушать твое революционное нытье! Если бы не Стена, твари давно сожрали бы нас, превратили бы город в руины…
— О, друг мой, никогда не думал, что ты станешь правительственным зомби. Ты сам-то откуда знаешь про тварей Сам их видел Или в книжках читал, вместе с байками про заветы Предков.. А я их слышал! Тех, кого глупцы именуют «тварями»! – Рассел перешел на шепот. С такими речами на свободе задерживались недолго.
— Вот как Да у тебя шизофрения, приятель. – Рассмеялся Джим. – Слушай, племянница троюродного брата моего отца – известный на весь город психиатр…
Не сдержавшись, Рас отвесил товарищу подзатыльник, и стоящая позади пожилая пара сердито зашикала.
— Я не псих, придурок! Неделю назад ночью кричали из-за Стены. Очень громко, я расслышал слова: «Впустите нас! Мы не враги!». В учебниках про тварей пишут, что они похожи на обезьян и не умеют разговаривать. Улавливаешь суть На самом деле они такие же, как мы. Может быть, не настолько тупые, чтобы вестись на поводу у политиков. Короче, если ты мне хоть немного друг, приходи в полночь к Южному валу.
Джим не успел ответить ни слова, когда его товарищ растворился в толпе.
— …Так будем же хранить память о Предках, как незыблемую святыню… — Надрывный голос, казалось, вот-вот разорвет мощные динамики.

— Я знал, что ты придешь. – Хоть Рассел заметил Джима, несмотря на все сомнения прокравшегося к Южному валу – самому старому участку Стены, он по-прежнему был сосредоточен на своем занятии. Из ненавистного «каменного мешка» уже торчали какие-то провода. Глухой щелчок растворился в тишине.
— Что ты…
— Бежим! Задержка всего на тридцать секунд!
Нетрудно было догадаться, что к чему. Ребята укрылись за высоким бордюром у мемориала Предков.
— Зачем – Глаза Джима выражали дикий испуг.
— Сейчас ты узнаешь, что я был прав. Сейчас все узнают, что я прав!
В переулке раздался топот казенных ботинок – какая-то камера слежения осталась незамеченной и не уничтоженной революционером.
3, 2, 1…

Рас со стоном открыл глаза. В воздухе кружился какой-то пепел. Запах крови и пороха чуть не вызвал приступ тошноты. Он выбрался из-под обломков, стараясь собрать воедино разбегающиеся мысли.
«Неверно рассчитал заряд, вот и привалило… А где Джим» — больно клюнуло в висок.
Где-то кричали женщины, силуэты людей стремительно мелькали в дыму пожара. Джим, точнее, то, что от него осталось, лежал рядом. Рассел склонился над ним, по-прежнему ничего не понимая. Такие ранения не могли случиться от взрыва. Похоже, что… Что его кто-то загрыз.
Нечеловеческий рев отвлек его от тупого созерцания трупа. Совсем рядом стояло нечто, похожее на мохнатого человека, или огромную бесхвостую обезьяну.
«Как на рисунке из учебника…»
Тварь хищно оскалилась, не отводя горящего взгляда от Раса. С огромных клыков ее капала кровь. Бежать смысла не было. Выстрел совсем рядом…
— Что застыл, придурок! Бей или беги, а лучше все сразу! – Появившийся рядом военный схватил парня за плечо и поволок куда-то. Повсюду слышался автоматный треск, в который то и дело вклинивались взрывы…

Два уставших человека, то и дело озираясь, брели среди выжженной солнцем пустыни, полной обломков зданий и ржавеющих остовов техники. Так выглядел мир вне Стены, — та самая Пустошь, много лет будоражившая сознание Рассела. Такая участь постигла и его родной город, неделю назад павший под натиском плотоядных тварей, хлынувших в им же пробитую брешь.
Обглоданный скелет, казалось, протягивал руки из груды металлолома, бывшей когда-то машиной. Такая участь ждала бы и самого Раса, если бы не капрал Янсен, уже не имеющий сил вскидывать пистолет на каждый шорох из развалин.
— Почти пришли! – Военный проронил два слова впервые за пару дней. До этого казалось, что он утратил способность говорить. На горизонте возвышалась Стена другого, еще живого города. Сомнительный шанс на спасение, но все же…
Из-за полуразрушенного здания с сохранившейся табличкой «Магазин игруш…» раздался хорошо знакомый нечеловеческий рев. Сколько там тварей Одна А может, целая стая В любом случае, патронов осталось пять.
Четыре – капрал Янсен, как в тире, влепил обезьяне пулю между глаз.
Три – на сей раз мимо.
Два – бежать почти не осталось сил.
Один – с визгом упал «вожак» стаи. Вот уже и другая Стена, метров двадцать в высоту. Такую точно не перелезть…
— Прости, Рас. Все зря. – С этими словами капрал выстрелил себе в рот.
Две твари стремительно приближались. Неужели это конец..
— Впустите нас! Мы не враги! Помогите! – Кричал он что есть сил, царапая в отчаянии незыблемую каменную кладку, не в силах смириться ни со смертью военного, ни с собственной неотвратимой гибелью.

По ту сторону стены какой-то парень лет семнадцати поднял палец вверх и торжествующе посмотрел на друга:
— Ты это слышал.. #паста #луркопаб #lm

© Iren Stein

Читать еще:

Вы никогда не задумывались откуда взялся внешний госдолг США

Я думаю, я нашёл ответ на этот вопрос Все прекрасно знают игру Counter-Strike и её …

Добавить комментарий