Двое парней с воздушками шли между рядами и стреляли по пальцам всем, кто не успевал их спрятать. А тем, кто успевал – раздавали пощёчины и всё равно добивались своего.

двое парней с воздушками шли между рядами и стреляли по пальцам всем, кто не успевал их спрятать. а тем, кто успевал – раздавали пощёчины и всё равно добивались своего. севе было 13. он уже 2

Севе было 13. Он уже 2 года посещал продлёнку. Двух братьев-отморозков знал прекрасно. Спорить с ними было бесполезно. Подставляй руки или хуже будет. Но слишком легкая жертва отморозкам тоже не понравится. Они искали не тупой покорности, а развлечений.

Вот, Димон, к примеру, начинал рыдать. У него даже было заготовлено фирменное воспоминание, которое он использовал только в таких случаях.

Или Вася. Он умел с надрывом заламывать себе руки: «Нет, родненькие! Не могу терпеть боли!» Братьев-отморозков это сильно смешило. Бывало, что смягчившись, они стреляли Васе только по одному пальцу.

А Сева опускал глаза и молча выкладывал руки на стол. Но в этом движении была драма, которой верили даже отморозки. Над ухом щёлкал затвор, а затем раздавалась пластмассовая очередь.

Воздушками они называли пластмассовые пистолетики с круглыми пульками. Настоящие воздушные винтовки не помещались в школьные рюкзаки.

Получив дневную порцию боли, ребята привычно потирали синяки. Так происходило каждый будний день. Народ молчал, ведь никому не хотелось получить пулю в глаз.

Потом приходила учительница и проверяла выполненные задания. Она и все взрослые, конечно, замечали эти синюшные следы на руках школьников. Но детям не верили: «Братья Карповы Не говорите ерунды. Это примерные ребята. У них замечательные родители. Вам следовало бы подружиться, а не завидовать!»

Папа Карповых был бизнесменом и часто жертвовал деньги для школы. Внушительный образ этого человека был знаком всем. Два метра роста, густые брови, похожие на ежей, и голос, рвущий перепонки. С ним, и правда, не стоило ссориться. Даже без денег Карпов был страшен. Но, слава Богу, детишек он любил.

После продлёнки Сева, Вася и Димон бродили по улицам, парку или развалинам старого города. Чаще всего молча. Изредка обсуждали рыдания Димона или вывернутые запястья Васи. Шутили над качеством их актёрской игры. Когда-то давно они пытались победить братьев, но те времена давно прошли, как и фингалы от ударов подкупленных старшеклассников. Поняв устройство мира, ребята научились терпеть.

Постепенно улица меркла, и все расходились по домам.

* * *

— Дед, ну они, реально озверели! Теперь и по девчонкам стреляют!

— Кто они — переспрашивал дед, склонившись над шахматной доской.

— Братья Карповы! Дед! Я же каждый вечер про них рассказываю!

Перед сном Сева садился с дедом за шахматы и изливал душу. Дед слушал вдумчиво, часто отвечал что-нибудь дельное, дедовское. А на утро, как будто, всё забывал. Пожалуй, Севу это устраивало.

— Сев… а Карповы, они кто Шахматисты

— Нет, дед. Бизнесмены. Выскочки… гады.

— А, ну, выскочки долго не живут. Плюнь на них! Думай о своём будущем. Учись хорошо. А на дураков найдётся управа. Потерпи! Прижмут их к ногтю! Ты ходи… твой ход, Сев.

— Хожу-хожу, тебе мат, дед.

— Ну и всё, спать пошли.

Дед скучливо смахивал фигуры с доски и шёл курить на балкон.

Погасив свет, Сева ложился в постель и размышлял об ушедшем дне. Ему совсем не нравилось ждать и терпеть, но всё вокруг твердило о том, что такова жизнь. В комнату возвращался дед, пахнущий табаком. Их разделяла только мебельная стенка. Дед долго кряхтел, раздеваясь, а затем со скрипом укладывался на кровать.

Мир засыпал.

* * *

А потом появился он. Боря.

Уроки, как всегда, пролетели незаметно. Братья-отморозки учились на год младше, поэтому доставали ребят только на продлёнке.

«Терпеть унижения от младших… что ещё мне придётся терпеть в будущем». Сева часто размышлял, глядя в утреннее небо, о том, как умрут братья. Почему-то в старости они представлялись ему такими же идиотами, как и теперь. «А вдруг жизнь свяжет меня с ними и после школы! Неужели придётся терпеть до старости!»

На продлёнке учительница продиктовала задание и отправилась пить чай в учительскую. Как всегда, все отложили ручки, а Карповы достали воздушки. Началась ежедневная процедура боли. Братья шли по рядам, неумолимо отстреливая пальцы всем. Одна девочка пригрозила пожаловаться директору. Её взяли за волосы и слегка шарахнули об парту головой. Звук получился странным, как будто уронили деревяшку в тазик. Кто-то даже хихикнул.

Потом в тишине поднялся новенький парень, который сидел за Севой и которого раньше никто не видел. Он приблизился к одному из братьев, скрипя паркетом. Молча выхватил пистолет и ударил Карпова рукоятью в висок. Тот обхватил голову и заплакал. Парень проскрипел ко второму брату и поступил с ним ровно также.

Он двигался спокойно и уверенно. Как взрослый. Наверно, поэтому никто не произнёс ни слова.

Пистолеты он выкинул в окно, а потом сел на своё место.

В классе стояла тишина. Скрипели ручки. Всхлипывали Карповы.

* * *

— Я – Боря, — новенький догнал ребят в коридоре и пожал Севе руку. Он был выше на полголовы. Пацаны переглянулись и кивнули. Пошли дальше вчетвером.

В этот день много, чего хотелось обсудить, и ребята гуляли дотемна, громко восторгаясь минувшим днём. Все понимали, что вместе с Борей в их жизни врывалась новая эпоха.

Теперь всё будет иначе!

Дед спал, когда Сева вернулся домой. Родители всё ещё были в командировке.

Парень долго стоял под напором в душе, перебирая в голове события дня. Потом в ванную грубо постучал дед: «Хорош воду лить!»

И тишина. Давненько Сева не ложился спать в таком славном настроении.

* * *

На следующий день Боря зашёл прямо на урок и незаметно подсел к Севе. Учитель продолжал рассказывать. Все слушали и записывали, будто никто и не заметил прихода Бори.

— Ну и как тебе рыжая с первой парты — зашептал Боря.

Он интересовался самой красивой девочкой в классе. По версии Севы.

— Это Орлова. Я её люблю, — неожиданно сообщил парень.

— Понял-понял, — развёл руками собеседник. На них обернулся Димон и вопросительно махнул головой. Сева только улыбнулся и стал записывать за учителем.

Боря так и просидел с ним до конца занятий.

* * *

На продлёнке не было братьев. Учительница дёрнула на это бровью, но добросовестно зачитала задание и отправилась пить чай.

Впервые за два года все спокойно делали задание. Сева буквально ощущал, как заживают синяки на руках.

Новая эпоха билась где-то в самой груди. Звякала радостным колокольчиком.

* * *

После продлёнки их ждали у выхода из школы. Карповы в сопровождении старшеклассников и ещё толпа разномастных ребят и девчонок.

— Эй, ты! — крикнул один из Карповых, обращаясь к Боре, — У нас с тобой стрела! На развалинах, прямо сейчас!

— Хорошо, — спокойно кивнул Боря, — а с кем из вас я буду драться

На секунду Карповы заколебались. Они думали, что Боря испугается и откажется. Сева разглядывал толпу зевак. В основном, это были его и Карповские одноклассники, кучка старшеклассников и… Орлова. У Севы вспотели ладони, когда он увидел её.

— Со мной! — наконец выкрикнул один из братьев. За два года Сева так и не научился их различать, хоть они и не были близнецами. Просто не хотелось думать о них вообще. Мерзко.

Толпа загомонила и двинулась в сторону развалин. Так дети называли огороженную территорию, где стояло несколько заброшенных домов.

Сева шёл бок о бок с Димоном и Васей. Пацаны подбадривали его: «Всё будет чётко». А в остальном шли молча, то и дело выцепляя глазами где-то впереди уверенную Борину спину. Он шагал ровно и не оборачивался.

Затем вся толпа протиснулась сквозь узкую щель в бетонном заборе, которым были огорожены развалины. Все встали вкруг, вытеснив в центр Борю и одного из братьев.

Сева быстро оглядел толпу и столкнулся взглядом с Орловой. Почему-то она кивнула ему.

Кто-то из старшеклассников оглушительно свистнул, и тут же началась драка. Карпов ударил Борю снизу в подбородок. Тот упал боком на землю, и Сева ощутил боль на лице, будто ударили его самого. Тогда он заорал во всё горло:

— Борян, дава-а-ай!

Его крик подхватили пацаны и ещё несколько ребят. Карпов обернулся на крики. Боря спокойно поднялся с земли и что-то произнёс с усмешкой. Карпов повернулся на смех и получил крюком по скуле. Всплеснул руками, что-то выронил из правой ладони и повалился ничком.

В этот момент за спиной Бори появилось лицо второго брата, который бежал на него с камнем.

Сева рванул вперёд и заорал не своим голосом:

— Стоя-я-ять!

Он и сам не понял, как так быстро добежал до дерущихся и ударил ногой в грудь второго Карпова. Казалось, что от удара брат отлетел на несколько метров. Всё же он успел приложиться камнем к Бориной голове. Тот продолжал стоять прямо, по его лицу стекала струйка крови. Братья лежали в отключке.

Старшеклассник снова оглушительно свистнул. Стрела была закончена. Пацаны тут же побежали в центр круга, крича:

— Боря-я-ян, молодец!

Но остановились. К Севе приблизилась Орлова:

— Как себя чувствуешь Дойдёшь до дома — она стояла перед ним, самая красивая девочка школы. В её глазах Сева увидел тревогу и… любовь

— Да мне-то что Вот Боре надо бы помочь!

— Кто это! Ты крикнул это имя, когда дрался.

— Что! Да это он дрался, а не я!

Сева огляделся. Школьники держали молчаливый круг, в центре которого стояли он и Орлова. Мрачные фигуры старшеклассников склонились над братьями, ещё не пришедшими в себя. Взгляд Севы скользнул по лицам пацанов. Друзья улыбались. Бори нигде не было.

Тогда Сева провёл ладонью по лицу и увидел на ней кровь:

— А почему вы называли меня Боряном! — обратился он к пацанам.

— Ты же сам сказал тогда: «Я – Боря!» — откликнулся Димон, — Тогда мы поняли, что ты решил бороться до конца. Борян!

Сева секунду обдумывал услышанное, а потом засмеялся. Не так, как смеются шизофреники, а как обычный мальчишка 13 лет. И вслед за ним засмеялись все вокруг. Видимо, братья-отморозки успели насолить многим присутствующим. Даже старшеклассники оборачивались и фыркали исподтишка.

Сквозь смех, Сева, наконец, разобрал силуэт Бори, сидящего на заборе. Они кивнули друг другу. В этот момент Севу взяла за руку Орлова:

— Пойдём, провожу

Парень кивнул. В груди всё сильнее стучала новая эпоха!

* * *

Дед смотрел телевизор, когда Сева пришёл домой.

— Что смотришь, дед

— Новости показывают. Представь, Карпова взяли под стражу!

— Шахматиста

— Да какого шахматиста, — отмахнулся дед, — бизнесмена твоего! Говорил, потерпи чуток. Вот и прижали его к ногтю-то!

— А я думал, ты ничего не помнишь, дед. Всё правильно говорил! Вытерпели! — крикнул Сева, умываясь, — Давай в шахматы!

Он посмотрел в зеркало и различил в своём лице Борин уверенный взгляд:

— Вытерпели!

© Большой Проигрыватель

Читать еще:

Столяр из американского штата Массачусетс купил девять лотерейных билетов «по наитию» и выиграл 900 тысяч долларов.

Роберт Ландстедт (Robert Lundstedt) сначала приобрел четыре лотерейных билета в супермаркете. Затем, по его словам, …

Добавить комментарий