Гарем дяди Паши

 

гарем дяди паши однажды я работала летом на море. моим домовладельцем был очень колоритный и запоминающийся мужчина — высокий, крупный, с седой курчавой шевелюрой и лукавыми голубыми глазами.

Однажды я работала летом на море. Моим домовладельцем был очень колоритный и запоминающийся мужчина — высокий, крупный, с седой курчавой шевелюрой и лукавыми голубыми глазами. Звали его дядя Паша.
Что в нем нравилось, так это атмосферой веселья, которую он распространял там, где появлялся.
Не помню чтобы он долго пребывал в плохом настроении — ворчал, ругался или грузился. Лицо дяди Паши почти всегда излучало детский восторг и озорство — глядя на него, я видела хитроватого шкодливого кота.
Котярой он и был — список сексуальных подвигов дяди Паши стабильно пополнялся новыми трофеями, и, хотя ловелас уже перешагнул пятидесятилетний рубеж, женщин это ничуть не смущало. Самым зрелым дамам, клюнувшим на его «удочку», едва перевалило за сорок. Но я знала и тридцати- и двадцатипятилетних.
Летом, когда посёлок наполнялся отдыхающими, дядя Паши менял подруг два-три раза в месяц — в зависимости от того, на какое время они приезжали к нему отдыхать. И да — деньги за проживание он брал и с любовниц.
Разумеется, периодически, дядя Паша пытался «склеить» и меня, но чисто из спортивного интереса, для коллекции. Мой отказ не затронул его самолюбие и наше общение не утратило приятности.
Один такой случай произошёл, когда он встретил меня по дороге домой и остановился, чтобы подвезти. Я села на переднее сидение, машина тронулась. Какое-то время мы ехали, перекидываясь шутливыми замечаниями и подколками, но вдруг, когда автомобиль тормознул на пешеходном переходе, дядя Паша шлепнул на мою коленку свою волосатая лапищу. Я изучила её с флегматичным недоумением, и, подняв брови, встретила смеющийся взгляд старого бабника:
— И що це таке
— Эх! — дядя Паша разочарованно вздохнул, убрал шаловливую ручонку и надавил на педаль газа, — И ледышка же ты, Юлёк!
— Чегой-то — искренне изумилась я такому странному выводу.
— Да разве ж нормальная баба так себя ведёт
— А как надо
— Ну… Оплеуху, к примеру, дать.
— Оплеуху На дороге Дядь Паш, ты совсем, что ли
— Ну взвизгнула хотя бы для приличия! Я понимаю — чхала ты на меня… Но у вас, баб, порядок такой. Что тебе, трудно Мне приятно было бы… А так, выходит, за мужика меня не считаешь!
— Так может сразу коленки пошире раздвинуть Чего уж там!
— О! — дядя Паша радостно вытаращил глаза, часто-часто, словно китайский болванчик, закивал, и сжав кулак, оттопырил большой палец.
Вот в такой манере проходили все наши беседы. Нередко случалось, что он принимался учить меня жизни — делился «тайнами мужской психологии» и наставлял на «путь истинный»:
— Запомни: чтобы удержать мужчину, умная женщина, должна идти следом за ним, а не рядом или тем более — впереди! Удерёт!
Подобная «вселенская мудрость» вызывала у меня приступы неконтролируемого хохота:
— Да на кой мне мужчина, которого нужно водить на поводке Я не зоофилка!
— Дурочка, я же о тебе забочусь!
Так мы и общались — весело и легко. Нередко делились похабными анекдотами и собственными чудачествами, до которых, к слову, дядя Паша был большой охотник… Увидев искрящиеся озорством глаза и плавную крадущуюся походку этого взрослого ребёнка, я понимала: нашкодил. Как есть нашкодил.
Как-то в обеденный перерыв, когда я забежала домой перекусить, дядя Паша подошёл — с лучащейся довольством физиономией, и, легонько пихнув меня плечом в спину, наклонился к уху и зашептал:
— Слышь, Юлёк!
— Мм
Мужчина подмигнул, повёл бровью и скосил глаз — проследив за направлением его «тика», я увидела выходящую со двора женщину.
— Моя!
Он произнёс это слово с такой гордостью, что я удивлённо моргнула и внимательнее пригляделась к таинственной особе. Ну «твоя» и что Таких «твоих» в сезон тысячи на пляже загорают. Или я чего-то не понимаю Кто она На модель совсем не похожа…
Очередной тычок — дядя Паша, явно наслаждаясь ситуацией, развернул меня в сторону летнего душа, из которого как раз выплывала манерная дамочка с неестественно пухлыми губами и татуированными бровями.
— Моя!
Я заинтересовалась — брови сами собой поползли вверх, а лоснящийся от самодовольства дядя Паша, кивнул в сторону мадамы, смотрящей под навесом телевизор и нанёс завершающий удар:
— Моя!
У меня отвисла челюсть. А этот старый хрен, вместо того чтобы объяснить в чём соль, расправил грудь, и, покачивая плечами — словно танцуя цыганочку — вальяжно прошёлся по двору:
— Эх!
Несколько дней, пока вокруг дяди Паши квохтали три его зазнобы, домовладелец носился по посёлку, как электровеник. Поговорить не получалось. Ещё бы: дядя Паша не только следил за домом и «ловил» отдыхающих, но и удовлетворял любовниц, с которыми, как султан, встречался поочерёдно.
Но когда наложницы наконец разъехались, я всё-таки завалила его вопросами:
— Дядь Паш, так что за ерунда вышла с твоими кралями
— А! — мужчина расцвёл, словно майская роза и с удовольствием принялся рассказывать, — Тут, понимаешь, какое дело… У меня расписание. Да-да — не смотри так. За годы, что я сдаю жилье отдыхающим, у меня появилось много постоянных клиентов. И любовниц… Многие приезжают из года в год, и обычно никаких казусов не случается — мы всегда договариваемся о лучшем времени для визита. Но в этот раз, случилось чёрт его знает что. Одна должна была приехать в конце мая, другая в июле, третья в августе… А собрались почти одновременно — Ленка приехала на два дня раньше прочих… Ну и что, спрашивается, мне делать Крутиться, изворачиваться, прятаться Пф! Было бы из-за чего! В общем, я подумал, собрал всех троих здесь, на кухоньке, и говорю:
«— Эх, бабоньки вы мои! Ну, давайте, составляйте график!»
А они сидят и глазами друг на друга блымают. Наконец — дошло. Загалдели, губы надули… В слезы ударились — «Как же так, Паша Мы же тебя любим!» Я этот вой тут же пресёк — стукнул по столу и говорю:
« — Да вы ж мои страдалицы! А ничего, что у вас мужья есть, и разводиться вы не думаете Нет, то что они конченые мудаки, это понятно. Но неужели ж вы думали, что я, холостой мужчина — буду хранить вам верность Видеться неделю в году, а потом сидеть у окошка и вздыхать до следующего лета Короче — приехали не по расписанию, нечего на меня пенять. Разбирайтесь между собой, а я пошёл. У меня дел полно».
— Разобрались
— Так ты ж видела. Куда они денутся с подводной лодки Они же затем и ехали…

Автор:

Читайте также:

Добавить комментарий