«Ты создал меня.»

 

«ты создал меня.» взлохмаченный, заросший неровной щетиной мужчина распрямился над импровизированным верстаком из двух жестяных столов и вытер пот со лба. на верстаке перед ним лежало его

Взлохмаченный, заросший неровной щетиной мужчина распрямился над импровизированным верстаком из двух жестяных столов и вытер пот со лба.
На верстаке перед ним лежало его творение, его детище — и, возможно, причина его смерти.

Девушка-робот.

Он всегда хотел ассистента, но когда в его каморку в подножье часовой башни влетали добровольцы, размахивавшие объявлением с криком «Мистер Сандер, это вам помощник нужен», то покидали они её столь же стремительно, стоило ему только озвучить то, что он собирается сделать. А планы у Сандера были исполинские: он планировал прикоснуться к достоянию города, к огромной часовой башне, в которой и обитал. Часы на её вершине не ходили с момента последнего переворота, и нынешний правитель издал мораторий на их починку. Но разве это могло остановить механика, поставившего перед собой цель..

Поднатужившись, Майк Сандер посадил робота на край верстака, задумчиво осмотрев замочную скважину на его затылке.
— Куда я дел ключ, чёрт возьми… — рассеянно бормотал он, хаотично бродя по каморке и осматривая завалы инструментов, чертежей и прочего хлама рассеянным взглядом.
— Эй, дядя, не это ищешь — в дверном проёме стоял шкет лет шестнадцати и крутил на пальце связку ключей. Майк хлопнул себя по бедру и заметил пропажу.
— А ну отдай сюда! — рванулся он к воришке, но тот резво отскочил назад и ехидно заметил:
— Дядя, а ты в курсе, что идёшь против закона Создание человекоподобных роботов строго контролируется, и твою кустарную поделку правительство не одобрит.
— Ты чего хочешь — выпалил Сандер, догадываясь, к чему клонит шкет.
— Я Справедливости! — рассмеялся тот. — Но ты мне нравишься, поэтому лови.

Парень кинул ключи в руки их владельцу, а когда Сандер схватил связку — воришки и след простыл. Выйдя из каморки и затравленно оглядевшись по сторонам, Майк вернулся, запер за собой дверь — безопасность сейчас куда лучше свежего воздуха — и вернулся к своему творению.

Тщательно выбрав один из дюжины ключей, мужчина протёр его рукавом, вставил в затылок робота и сделал два полных оборота.
Клацанье шестерёнок внутри тела.
Жестяной скрип.
Глаза робота с тихим лязгом распахнулись, а голова повернулась в сторону не верившего в своё счастье механика.

— При-вет, — по слогам произнесла девушка.
— Ну, привет, дорогая, — с нежностью в голосе ответил Майк и вытащил ключ.
Робот машинально протянул руку и провёл ею по своему затылку.
— Что… Ты. Сде-лал — речь давалась ей с трудом. «Это временно», отметил про себя Сандер, а робот, не дожидаясь ответа, продолжил. — Ты соз-дал ме-ня.
— Да. Я твой создатель.
Механическая девушка смерила хозяина холодным взглядом, после чего принялась изучать помещение, мерно поворачивая шею.
— И те-перь я… Жи-ва — так же по слогам произнесла она.
— Да. То есть, нет… То есть, да.
— А как ме-ня зо-вут
— Валери. Тебя зовут Валери.

«Ты обучил меня.»

Прошло две недели с того самого дня, когда Майк Сандер, чудаковатый инженер, обитавший в каморке в подножии часовой башни, создал девушку-робота, Валери. Четырнадцать дней не прошли бесплодно — Валери, стараниями своего хозяина, обзавелась качественным подобием кожи поверх металла, изумрудно-зелёными линзами, красивым платьем и пышной медной копной волос с длинным «конским хвостом» — теперь непосвящённому человеку сложно было отличить её от живой девушки. После того, как обитатели каморки в четыре руки разобрали завалы, на которые у Майка не было времени, в них нашлись груды книг, которые Валери жадно глотала, с бешеной скоростью читая страницу за страницей.

— Майк.
— Да-да — мужчина оторвался от своего занятия и кинул взгляд на девушку, что сидела в кресле и безэмоционально смотрела на него.
— Что такое «любовь»
Сандер от неожиданности выронил напильник, звонко брякнувший о жестяное покрытие верстака.
— Ну… Извини, я, наверное, не смогу объяснить. Это слишком сложно.
— Понятно. А что люди делают, когда… — Валери запнулась, подбирая нужное слово. — Любят
— Ммм… — Майк задумался, подбирая подходящие слова. — Дарят друг другу подарки. Обнимаются. Целуются…
— Понятно, — Валери ещё минуту смотрела на создателя, после чего вернулась к чтению. Сандер тоже продолжил заниматься тем, от чего оторвался — доводить до ума небольшой паровой двигатель. Погрузившись в дело с головой, механик не заметил, как девушка поднялась со своего места и подошла к нему сзади. Спустя мгновение холодные металлические руки обвили тело мужчины, прижав его к не менее холодному телу.
— Валери Ты… Что делаешь — просипел Майк севшим от неожиданности голосом.
— Обнимаю тебя, — холодно ответила та. — Ты сам сказал, что люди так выражают любовь.
— Ох-х-х, Валери… Понимаешь, это лишь выражение чувств. Сама любовь может происходить только в человеческом организме. Там сложный химический и ментальный процесс и всё такое…
— А ты меня любишь
— Конечно. Я же твой создатель, как-никак.
— Понятно, — девушка отпустила Сандера, позволив ему продолжить заниматься своим делом, но так и осталась стоять сзади, наблюдая за процессом.

— Майк, — подала голос Валери спустя час, когда снаружи уже стемнело и мужчина включил лампочку, висевшую под потолком.
— Да-да
— Научи меня.
— Чему — Сандер кинул на девушку вопросительный взгляд. Та, кажется, серьёзно задумалась, стоит ли продолжать просьбу.
— Тому… Что ты умеешь. — Немного поколебавшись, она показала пальцем на паровой двигатель.
— А… Конечно, если ты хочешь, то научу. Держи отвёртку…

«Ты доверился мне.»

Спустя несколько дней Майк впервые вышел из каморки куда-то дальше ближайшего магазинчика. Валери не только освоила его ремесло в сжатые сроки, но и превзошла своего учителя — механическая точность, скорость расчётов и сила во многом превосходили человеческую, и это не могло не сработать на пользу. Сегодня же Валери попросила его ненадолго выйти из каморки, сказав, что хочет показать своему создателю и учителю лишь результат работы. Однако, что для робота ненадолго, то для человека — полтора часа, и поэтому Сандер неторопливо прохаживался по улицам, радуясь тому, что вокруг не было ни души.

— Эй, дядя!
Майк вздрогнул и обернулся. Позади него стоял тот самый шкет, который не так давно чуть не лишил его ключей от каморки, от всей часовой башни… и от Валери.
— Чего тебе — недовольно поинтересовался механик.
— Да так, поболтать с тобой хочу, — нахально бросил тот и уверенным неторопливым шагом направился к собеседнику. — Ты не оставил свою идею
— О чём ты
— Не играй в дурачка! Я об этом роботе, которого ты сделал с полмесяца назад.
— А тебе-то какое дело Чего ты хочешь — огрызнулся Майк. Ему не нравился ни диалог с этим пареньком, ни его осведомлённость, ни сам факт его существования.
— Мне какое дело О, ну я же предупреждал тебя, что твои делишки преследуются законом… — шкет погрозил Майку пальцем. — А чего я хочу Я же уже говорил, справедливости! — Он расхохотался и, помахав рукой, скрылся в переулке. Кипящий от гнева Сандер развернулся и резко зашагал в сторону часовой башни.

— Майк, ты уже вернулся — произнесла Валери, не отрываясь от верстака. Инженер подавился заготовленным «Я не рано», услышав в её голосе… Эмоции В голосе робота «Да нет, наверное, показалось.»
— Кхм… Я не слишком рано — поинтересовался Сандер у девушки.
— Нет-нет, я почти закончила. Не смотри, пожалуйста.
— Хорошо, — рассеянно согласился мужчина и, обойдя верстак, направился к лестнице в углу каморки. Лестнице, что вела на вершину часовой башни.
«Зачем я сдался этому юнцу Почему он просто не сбежал, как все остальные, кто приходил по объявлению и зачем он теперь донимает меня И к чему эти слова про справедливость..»
Из раздумий механика вывел голос Валери.
— Майк! Спускайся, все готово!
Вернувшись в каморку, Сандер увидел перед собой девушку, держащую в руках странную конструкцию с множеством линз на медных дужках, отставленных вверх.
— Это… — нерешительно начал Майк.
— …очки, — закончила за него Валери и, подойдя к создателю, аккуратно надела свое творение на него. – Нравятся
В голосе робота прозвучал неподдельный интерес, и Майк тряхнул головой, продолжая уверять себя в том, что это ему кажется.
— Вот так, — Валери поддела одну из отставленных вверх линз, с тихим щелчком вставшую напротив глаза Майка. — Ты много работаешь с мелкими деталями и твои глаза устают, поэтому я сделала их для тебя. Ну как
— Это… Шикарно, — Сандер завороженно пощёлкал остальными линзами, смотря на девушку сквозь них.
На лице робота проступила улыбка.
— То есть, тебе понравился мой… Подарок — тихо поинтересовалась она.
— Он превосходен, Валери! Спасибо! — растроганный Майк сам не заметил, как обнял девушку. Та, замерев на секунду, неуверенно обняла его в ответ.
— Майк.
— М-м
— Почему, когда я тебя обнимаю, мне так тепло
— Я… — начал было говорить Сандер, но тут в дверь постучали. Отстранив девушку, мужчина направился ко входу в каморку.

— Кто там
— Майк Сандер Это городская полиция! На ваше имя поступил ордер об аресте!
Мужчина побелел.
— Н-на каком основании
— Вы обвиняетесь в незаконном создании человекоподобного робота с целью организации диверсии!
Механик бросил испуганный взгляд на Валери, которая неотрывно следила за ним. А в её глазах читалось… Недоумение В глазах робота
— Если вы не откроете нам дверь, мы будем вынуждены применить силу!
В подтверждение слов снаружи ударили по деревянной преграде. Майк судорожно сглотнул.
— О-одну минуточку, я возьму ключи и открою! — ответил он и принялся хаотично метаться по каморке.
— Майк Что происхо… — не дав девушке договорить, механик приложил указательный палец к её губам.
— Тише! – перешёл он на шёпот. — Они пришли за тобой, Валери. В этом треклятом городе нельзя делать роботов, но я… Я пошёл против закона, против правил, когда создал тебя. И теперь они пришли. За тобой… И за мной.
В механических глазах Валери явно читался испуг, но сейчас это не удивило Майка.
— И… Что нам теперь делать — тоже шёпотом спросила она.
— Не знаю… Хотя нет. Знаю.
В дверь настойчиво постучали.
— Подождите, пожалуйста, я просто не могу найти ключи! Не надо ломать вход в мою скромную обитель! — как можно более будничным тоном крикнул Сандер и, ринувшись к небольшому шкафчику, достал из него внушительных размеров шкатулку. Открыв её небольшим ключиком, висевшим на шее, Майк достал из недр шкатулки две латунные шестерёнки, пружину и блестящий рычаг. Валери с непониманием наблюдала за происходящим.

— Понимаешь, Валери… Мне придется пойти с ними. А ты… — Майк замолчал, пытаясь совладать с мыслями. – Закончишь моё дело за меня
— Закончу, — без колебаний ответила она. — Что мне сделать с ними — Валери кивнула на детали, которые Сандер протянул ей.
— Помнишь, я рассказывал тебе о часах на вершине башни, в которой мы живём Когда нынешний губернатор захватил власть после переворота, он приказал остановить их. По всему городу, по всем его уголкам с того дня ходит пословица, передаваемая из уст в уста: «Как только часы снова полдень пробьют, неверных правителей главы падут.» И я… Я должен был завести механизм. Починить его. Но, кажется, не смогу сам… И поэтому прошу, Валери. Заведи часы. Ради меня и ради этого города.
Девушка прижала детали к груди, непонимающе смотря на мужчину.
— Майк, я… — он посмотрел на неё умоляющим взглядом. — Хорошо. Я заведу их.
Сандер, не удержавшись, снова обнял Валери.
«Она всегда была холодной, а сейчас… Я чувствую тепло»
Очередной удар в дверь заставил её затрещать и накрениться, а Майка — вновь отстраниться от девушки.
— Всё, Валери. Иди наверх, они не должны тебя увидеть. Я верю в тебя.
Девушка покорно кивнула и отправилась по лестнице, а Майк торопливо подбежал к двери и открыл её — чтобы тут же оказаться пронзённым штыком начищенного до блеска ружья. Владелец ружья — которым оказался тот самый шкет — дёрнул орудие на себя, заставив проткнутого насквозь мужчину упасть на колени и надменно произнёс, растягивая слова:
— Я же предупреждал тебя, что твои действия идут против закона. Я говорил, что хочу справедливости. Надо было прислушаться к сыну губернатора, Майк Сандер. Эй, вы двое! — последние слова были обращены к сопровождающим его гвардейцам. — Обыскать каморку, эта механическая девка должна быть где-то…
Его слова прервал громкий скрежет с вершины башни.

«Ты покинул меня.»

— Что за… — молодой гвардеец выскочил из каморки и задрал голову вверх. — Не может быть!
Часы на вершине башни, долгое время стоявшие без движения, сейчас показывали полдень. Редкие прохожие замерли, взволнованно гомоня и показывая пальцами на башню.

Бом-м-м.

— Он починил треклятые часы! — бешеный крик разорвал тишину у подножия башни. Два гвардейца оторвались от обыска каморки, уставившись на спутника. — Этот город сейчас поднимется на ноги! Я ненавижу тебя, Сандер! — Парень, кипя от негодования, пнул истекающего кровью механика, заставив того упасть на пол.

Бом-м-м.

— Майк — раздался голос с механическими нотками со стороны лестницы, а секундой позже появилась и обладательница голоса. — Они ушли Ты в порядке

Бом-м-м.

Майк Сандер лежал у входа, а под ним расплывалось кровавое пятно. Над ним возвышался пышущий гневом сын губернатора. В разных концах каморки стояли два гвардейца. Один держал в руках пустую шкатулку, второй – очки с кучей разных линз.

Бом-м-м.

При виде Валери шкет остолбенел. Он уже видел её, но безмолвной, неживой, лежащей на верстаке, и тогда это был робот. А сейчас перед ним стояла девушка… Нет, робот. Девушка-робот.
— И чего вы встали, как вкопанные! Взять её! — рявкнул парень, придя в себя.
Гвардейцы, синхронно отбросив вещи, ринулись на девушку.

Бом-м-м.

Первый солдат, что добрался до Валери, взмахнул саблей — и тут же выронил её. Железная хватка сдавила его шею, пережав сосуды и сломав позвоночник.

Бом-м-м.

Второй, испуганно взглянувший на тело товарища, попытался достать мушкет — но его постигла та же участь. Валери медленно двигалась вперёд, к последнему недругу.

Бом-м-м.

Убийца Майка, выставив ружьё перед собой, с яростным рычанием побежал ей навстречу.

Бом-м-м.

Тот, кто лишил жизни её создателя, с ужасом смотрел, как девушка лёгким движением руки загибает ствол ружья и отламывает от него штык.

Бом-м-м.

Тому, кто лишил Валери единственного близкого ей человека, больше нечем смотреть — штык прошёлся и по его глазам, и по его горлу, оставив бездыханное тело извергать из себя всю имеющуюся в нём кровь.

Бом-м-м.

— Майк Майк Ты жив Почему ты холодеешь Ты ведь… — Валери держала голову своего творца на коленях и растерянно глядела на сквозную рану.
— Валери… — Сандер с трудом приоткрыл глаза. — Ты… Завела часы
— Завела, но… Майк, пожалуйста, не умирай! — в голосе Валери слышалась неприкрытая паника.

Бом-м-м.

— Я… Моё время здесь уже окончено. Ты молодец, Валери… — механик с трудом поднял руку и погладил девушку по щеке — а через секунду рука безвольно упала. Глаза Майка Сандера потухли.
— Майк… Майк… Я же… Я же люблю тебя! Зачем ты умер… Зачем…

Бом-м-м.

С двенадцатым ударом часов улицы города оживились. Сперва одинокие фигуры бежали вперёд, к резиденции губернатора, затем их стало больше, больше — и вот улицы захлестнула толпа, бурлящая, кипящая, кричащая на разные лады «Долой тирана!»

А у подножия символа революции сидела механическая девушка и обнимала своего создателя.

«Ты научил меня любить.»

© Большой Проигрыватель

Читайте также:

Добавить комментарий