Сонька Золотая Ручка

 

Сонька Золотая Ручка Российская империя второй половины XIX века представляла из себя одну из самых благополучных и богатейший держав мира. Многие народы считали за счастье войти в состав этого

Российская империя второй половины XIX века представляла из себя одну из самых благополучных и богатейший держав мира. Многие народы считали за счастье войти в состав этого могучего государства. Русский языком в совершенстве владел каждый седьмой житель планеты, а рубль по своей платёжеспособности и стабильности ничем не уступал фунту стерлингов
Даже гордая польская шляхта склонила головы перед российской короной, а Варшава превратилась в столицу одной из 78 губерний. Входило в неё 14 уездов, и всё это административное образование стало надёжным стражем на западных границах бескрайнего государства, охраняя покой его граждан от врагов внешних. Что же касается врагов внутренних, то тут картина была несколько иная.
Под врагами внутренними нужно понимать не только революционеров-террористов, грезивших о свержении самодержавия, но и различные криминальные элементы, которые ничего против существующего строя не имели, но приносили несомненный вред честным гражданам
Именно о ярких и неординарных представителях этого сообщества и пойдёт разговор ниже. Особенно же примечательно то, что повествование будет посвящено женщинам, а точнее двум особам, выступавшим, в своё время, под одним и тем же, скажем так, творческим псевдонимом Сонька Золотая Ручка
Софья Ивановна Блювштейн
В 1846 году в тихом провинциальном местечке Повонзки (не путать с улицей Повонзки в Варшаве) в семье торговца средней руки Лейбы Соломониака родился чудный ребёнок женского пола. Назвали девочку Шейндля-Сура.
Уже с первых лет пребывания на грешной земле очаровательное создание зарекомендовало себя существом энергичным, предприимчивым и ловким. Ребёнку нельзя было отказать в актёрском таланте и богатом воображении. Придуманные ей истории для взрослых и сверстников выглядели настолько правдоподобными и убедительными, что пожалуй и не находилось человека, который не верил бы маленькой лгунье безоглядно.
Прибавив в годах и повзрослев, Шейндля-Сура привычкам своим не изменила, только теперь жертвами её обаяния и актёрского таланта стали поклонники. Девушка так изящно и непринуждённо «вешала им лапшу на уши», что молодые люди всё время находились в состоянии полного неведения относительно истинного положении вещей, касающегося личной жизни этой невысокой и хрупкой барышни.
Так одному мальчику она поведала под большим секретом, что её всё время преследует страшный мужчина с бородой. Он настолько запугал несчастную девушку, что она боится и нос на улицу высунуть. Что незнакомцу от неё надо неизвестно, но всё это крайне неприятно, и, к тому же, что могут подумать люди, если узнают.
Мальчик не обладал крупной комплекцией, но выразил готовность защитить милую барышню от надоедливого преследователя. Шейндля-Сура охладила пыл юного Дон Кихота. Она заявила, что было бы гораздо благоразумнее, если бы с бородатым незнакомцем поговорили крепкие ребята. У её соседа есть пара таких знакомых, но их естественно пришлось бы отблагодарить. К сожалению у девушки нет соответствующих денежных средств, поэтому придётся видимо терпеть всю эту неприятную и постыдную ситуацию.
Юноша на это ничего не сказал, но на следующий день принёс своей пассии 5 рублей. По тем временам деньги огромные. Такой суммой можно было «отблагодарить» не то что двух, а десять крепких ребят.
Шейндля-Сура от материального пожертвования не отказалась, но так как никакого бородатого преследователя и в помине не было, то все деньги потратила на себя. Подобным образом она использовала и других молодых людей, которые имели неосторожность завести с ней близкие отношения.
В то же время девушка не отличалась злопамятностью, характер имела лёгкий и покладистый. Она смотрела на мир широко открытыми любопытными глазами и вскоре пришла к печальному выводу: окружающая действительность совсем не безмятежна и прекрасна, а звёзды вращаются вовсе не вокруг неё. На земле существует очень много людей, которые живут гораздо лучше, богаче и интереснее нежели Шейндля-Сура.
В этом она не раз убеждалась, приезжая с отцом в Варшаву. Блеск губернского города вызывал у неё и восторг, и зависть. Она затуманенным жадным взором смотрела на роскошно-одетых элегантных дам, на солидных и представительных господ, на витрины дорогих магазинов. Её маленькое сердце сжималось при мысли, что она никогда не сможет вращаться в подобной среде и самой судьбой обречена на вечное скучное прозябание в блеклом провинциальном городишке.
Кардинально изменить свою жизнь, бросить вызов фатальному стечению обстоятельств на такое способны немногие. Здесь нужен характер, воля и целеустремлённость. Шейндля-Сура нашла в себе внутренние силы, чтобы разорвать обыденный и привычный круг своего существования. Она выбрала иную судьбу, совсем другой жизненный путь, нежели тот, который ей наметили небеса. Этот выбор удовлетворил на короткое время её мечты и амбиции, но, в конечном счёте, сделал глубоко несчастным, никому ненужным и всеми забытым человеком
В 1864 году девушке исполнилось 18 лет. Остро встал вопрос о замужестве. Впрочем жених нашёлся быстро. Им оказался Исаак Розенбад торговец, уважаемый человек, вдовец. Мужчина уже перешагнул сорокалетний рубеж и выглядел гораздо старше своих лет.
Как бы там ни было, но Шейндля-Сура, как и положено, через год осчастливила мир дочерью. Назвали её Сура-Ривка. К слову сказать, мать в ней души не чаяла. Она вообще любила детей, к своим же испытывала всепожирающую материнскую страсть, что, впрочем, не помешало ей устраивать свою жизнь так, как она считала нужным.
Видимо молодой женщиной двигала вера в свою исключительность. Иначе как можно объяснить дальнейшие события, произошедшие буквально через пять месяцев после рождения дочери.
Шейндля-Сура, воспользовавшись отъездом мужа, забирает 1500 рублей, берёт на руки дочь и навсегда покидает опостылевшие ей Повонзки. Поезд везёт её вглубь Российской империи, как ей кажется, к новой, счастливой и достойной её жизни.
Куда едут все провинциальные девушки естественно в столицу. Наша героиня не являлась исключением. Через короткий срок она оказалась в Санкт-Петербурге. Город встретил её хмурой погодой, но полная надёжд девушка этого даже не заметила.
Имея на руках очень даже приличную сумму денег, Шейндля-Сура сняла уютную квартиру, наняла няню для девочки и окунулась с головой в столичную жизнь.
Но сменив провинциальное платье на одежду из дорогих и модных магазинов, она вдруг обнаружила, что ничем не отличается от ухоженных молодых барышень, которых было великое множество на столичных улицах. Она просто затерялась в этой толпе изнеженных девиц, практически не говорящих на русском, а всё больше изъясняющихся на французском языке.
Девушка наняла учителя и, проявив поразительную сообразительность и упорство, очень быстро освоила этот трудный язык. Однако знания французского опять же не выделили её из общей массы. Здесь нужно было что-то другое: какая-то изюминка, индивидуальность, нестандартность в поведении, внутреннее содержание. Что-то такое, что заставило бы всех говорить только о ней, восхищаться только её талантами и обаянием.
Однако Шейндля-Сура не могла нащупать правильную линию поведения. Отсюда и круг её знакомых оставлял желать лучшего. Это были в основном студенты, мелкие лавочники, служащие небольших чинов. Она же мечтала о высшем обществе, о светских приёмах, о блестящих поклонниках, о дорогих экипажах и длительных путешествиях за границу
Время неумолимо шло вперёд, с ним также неумолимо таяли и деньги. Наша героиня никогда не отличалась практичностью и расчётливостью. Она не умела отказывать себе в дорогих вещах и мимолётных не менее дорогих удовольствиях.
Вскоре пришло понимание, что наскоком этот мир не покорить. Здесь нужна длительная осада и терпение. На это могут уйти долгие годы. Шейндля-Сура ждать столько не могла. Молодость скоротечна, вот-вот ей должно было исполниться целых двадцать лет, ещё максимум полтора десятилетия, и неотвратимая старость начнёт дышать в затылок.
Наконец наступил момент, когда денег не осталось совсем. Девушка оказалась у разбитого корыта. Она не смогла покорить сердце богатого вельможи, не сумела пробиться в блестящее столичное общество: все её мечты оказались самонадеянностью глупой и недалёкой девчонки, абсолютно незнающей жизни и её суровых законов.
Выход из казалось бы безнадёжного положения пришёл сам собой. Однажды зайдя в лавку купить на последние копейки что-нибудь поесть, Шейндля-Сура обратила внимание на хорошо одетую даму. Та вытащила из сумочки тугой кошелёк и рассчиталась с хозяином за купленные продукты. Сказав, куда доставить приобретённый товар, женщина вышла на улицу. Наша героиня последовала за ней.
Следующим местом оказался ювелирный магазин. Здесь было довольно многолюдно, и Шейндля-Сура сумела пристроиться рядом с приглянувшейся ей обладательницей тугого кошелька. Открыть сумочку, сунуть в неё тонкую руку и вытащить такую желанную вещь на всё про всё у девушки ушли секунды.
Она тут же растворилась в толпе, вышла на улицу и быстрым шагом ушла как можно дальше от места преступления. Добыча оказалась вполне приличная две сотни полновесных царских рублей. На такую сумму, при достаточной экономии, можно было прожить очень долго.
Шейндля-Сура экономить не стала. Она опять начала тратить деньги со свойственной ей безалаберностью. В отношении же своего поступка, судя по всему, никаких угрызений совести не испытывала. Единственное, в чём девушка убедилась, так это в том, что обладает должным хладнокровием и ловкостью. Но она даже не подозревала, что наконец-то нашла своё призвание: именно те индивидуальные и неповторимые качества, которые очень быстро выделили её из общего ряда женщин и сделали знаменитой авантюристкой, королевой воров, уважительно именуемой в определённых кругах никак иначе как Сонька Золотая Ручка.
У Шейндля-Суры началась новая жизнь. Обокрав очередную жертву, наша героиня проматывала деньги и вновь выходила на охоту. Своей криминальной деятельностью она занималась в основном в местах большого скопления людей. Таковыми являлись магазины ломбарды, лавки. Здесь можно было легко вычислить жертву и «облегчить» её на определённую сумму денег.
Постепенно девушка превратилась в профессиональную воровку-карманницу. Обладая незаурядным актёрским талантом, она напускала на себя целомудренный невинный вид, смотрела чистыми глазами на людей и становилась похожей на хорошенькую барышню из приличной семьи. Под этой личиной скрывался коварный хищник, но окружающие принимали молодую особу за воздушное создание, не способное даже мухи обидеть.
Наладив постоянный доход и устроив лучшим образом свои финансовые дела, Шейндля-Сура озаботилась личной жизнью. Носить долгое время фамилию Розенбад было опасно. Покинутый муж естественно обратился в полицию. Та же, скорее всего, не найдя девушку в Варшавской губернии, разослала ориентировки по всей империи. В любой момент неверную жену могли обнаружить и вернуть законному супругу.
Наша героиня решила предотвратить такой нежелательный для неё ход событий. Она активно занялась поисками будущего мужа, а так как на ловца, как известно, и зверь бежит, то очень скоро нашла себе суженного. Оказался им торговец средней руки по фамилии Рубинштейн. Мужчина с благородной сединой, в летах, но падкий на молодую плоть и звонкий девичий голос.
Перевоплотилась Шейндля-Сура в Симу Рубинштейн и зажила припеваючи в городе на Неве. Казалось бы пора и успокоиться, остепениться, да куда там. Для новоявленной Симы приключения только начинались.
Не помешал им и очередной ребёнок девочка. Родилась она аккурат через год после свадьбы, и счастливые родители назвали её Антониной. Всё-таки Петербург есть Петербург, а не какой-то уездный городок в глухой богом забытой провинции.
Пролетело ещё полгода. Чинная семейная жизнь постепенно утомила нашу героиню. Видимо она, в конце концов, поняла, что размеренный устоявшийся быт, полностью исключающий острые ощущения, азарт, неповторимый аромат душевного триумфа совсем не подходит для её авантюрной, склонной к риску натуре.
Молодая женщина забирает уже двух детей, прихватывает по ходу дела 2000 рублей и покидает столицу Российской империи. Её путь лежит в Москву. Но по пути Сима решает сделать остановку в Клину. Это маленький уездный городок в Московской губернии. Именно через него и проходит Николаевская железная дорога, связывающая северную столицу с её древней предшественницей.
Причина же столь странной остановки заключалась в том, что Сима Рубинштейн решила пристроить на время детей в тихом провинциальном городке, пока она наладит быт в златоглавой Москве.
Здесь она выдаёт себя за молодую вдову благородных кровей, едущую в первопрестольную хлопотать о наследстве. На неискушённых жителей забытого богом уездного поселения это производит неизгладимое впечатление. Им даже в голову не приходит задаться вопросом, почему богатая и обеспеченная дама не позаботилась о своих чадах заранее, а оставляет их на каком-то перепутье случайным людям. Впрочем она платит хорошие деньги, и все сомнения, если они были, тут же исчезают
В Москве Сима начинает ту же деятельность, которой занималась до замужества в Санкт-Петербурге. Она шлифует воровское мастерство, а вскоре и заводит связи в криминальном мире. В этой среде она быстро занимает лидирующее положение. Этому способствует её изворотливый ум, хладнокровие, выдержка и блестящие актёрские способности.
Матёрые уголовники вынуждены признавать её первенство, так как она очень скрупулёзно разрабатывает воровские операции, тщательно к ним готовится и идеально претворяет в жизнь.
Сферой её деятельности становятся богатые ювелирные магазины, поезда, а также гостиничные номера дорогих отелей. В частности в приглянувшийся ювелирный магазин она предварительно посылает человека, знакомого с ювелирным делом. Он смотрит разложенный на витринах товар, затем изготавливает его точные копии.
Когда всё готово, в магазине появляется роскошно одетая Сима Рубинштейн. Она блестяще играет роль светской капризной дамы, требуя показать ей то те, то эти драгоценные безделушки. В процессе осмотра женщина молниеносно меняет оригиналы на копии, а затем сообщает продавцу, что в его магазине нет ничего достойного её внимания и удаляется.
Ушлые владельцы ювелирных лавок, как правило, только через несколько дней узнают о подмене. За это время драгоценности бывают во многих руках, а облик взбалмошной светской львицы постепенно блекнет в памяти.
В роскошные гостиничные номера наша героиня проникала под видом опять же богатой дамы, перепутавшей свои апартаменты с чужими. Она молниеносно осматривала помещение, в котором проживал состоятельный постоялец, найденные ценности прятала в потайных карманах своего пышного платья. Если её заставали на месте преступления, то молодая женщина легко ссылалась на рассеянность и поспешно покидала номер.
В поездах она подсыпала снотворное опять же богатым господам и грабила их. Сходила на ближайшей станции и была такова. Всё эта деятельность представляла из себя очень большой риск, но Соньке Золотой Ручке, как начали величать Симу с начала 70-х годов в криминальных кругах, удивительно везло.
Девочек она определила в хороший гимназический пансион, где те получали прекрасное образование и жили ни в чём не нуждаясь. Ради них Сонька Золотая Ручка даже проявила несвойственную ей практичность, положив солидную сумму в банк, исключительно на образования детей.
В Москве она кратковременно связала свою судьбу с богатым торговцем по фамилии Школьник. Превратившись в Симу Школьник, она обзавелась надёжным прикрытием, а заодно и обезопасила себя от своего бывшего столичного супруга Рубинштейна.
Брак распался по вполне прозаическим причинам. На след Соньки Золотой Ручки вышел московский сыск. Молодая женщина вынуждена была поспешно покинуть первопрестольную, даже не попрощавшись с мужем. Правда она не забыла прихватить кое-какие деньги из средств суженного. Сумма была где-то порядка 2000 рублей, что являлось вполне достаточным подспорьем на первых порах

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий