Вот такими мы стали, Господи.

И, коль честным быть, я устал.
Я стою на широкой площади,
Наблюдая людской оскал.
Милосердия не видал…
Вот таким я стал!
Вот таким мне теперь и каяться
Пред тобой и пред родом своим.
Кто-то где-то кому-то нравится,
Кто-то с кем-то не совместим.
Тихо плачет в саду красавица.
Забирает война паренька.
Те мечтали вдвоем состариться.
Но в земле не стареет рука.
А в далеких созвездьях, краденных
И запрятанных под кровать,
Кто-то лечит душевно раненных
И забывших, что грешно – лгать.
А еще всюду ходят трупами,
От осколочных боевых,
И погибших душой под муками –
Осуждения от других.
На планете Земля нет места,
Говорят, слишком много людей.
Но не много ли в строчках текста,
Да о том, что чертей мы злей
Где-то плачет под ивой девочка.
Детский садик. Ей ровно пять.
В волосах голубая ленточка,
Мудрость глаз ее не объять.
Только жаль, что разбиты колени.
Только жаль, что разбита душа.
От того, что от зла и от лени
Обижали ее, не спеша
И смакуя на каждом слове!
Сколько было невинных слез.
У нее же для них наготове
Та улыбка, что не всерьёз
Она дарит всем-всем прохожим.
Утром солнечным. Непогожим.
Не так важно когда. Но вскользь.
Вот такими мы стали, Господи.
Нам хоть кто-то найдет приют
Я стою на широкой площади.
От кого люди вечно…бегут

Lera Kononova

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий