Береги себя

береги себя удивительные вещи со мной происходят. порой я ощущаю, как кто-то невидимый находится рядом. я ощущаю его дыхание. его тепло. его взгляд. почему-то мне кажется, что его глаза карие.

Удивительные вещи со мной происходят. Порой я ощущаю, как кто-то невидимый находится рядом. Я ощущаю его дыхание. Его тепло. Его взгляд. Почему-то мне кажется, что его глаза карие. Даже не так. Тепло-карие. Цвета верескового мёда. Обычно он молчит. Его можно только чувствовать. Правда, один раз он заговорил…
Февраль.
Февральская вьюга – это нечто особенное, нежели просто прихоть природы. Это полноценный блокбастер с кучей спецэффектов и сотен человек из массовки, летящих по ветру или идущих, понурив голову. Так шла и я.
Холодные и колючие снежинки со всей силы лупили по щекам, оставляя маленькие ранки. Могу поклясться, что на месте ледяных укусов выступали маленькие карминовые капельки крови. Запорошенный снегом лед караулил незадачливых прохожих, чтобы внезапно перевернуть их мирское существование с ног на голову или просто подвезти до ближайшего сугроба. Пытаясь удержать равновесие, я проклинала тот момент, когда решила пройтись в магазин за горячим шоколадом.
Именно мысль об этом вкусном напитке и заставляла меня сжать зубы и с миной профессионального борца ползти домой, держа в замерзших руках маленькую пачку шоколада.
Непогода решила, что дуть в лицо скучно и стала понемногу экспериментировать. То сбоку порыв ветра, то за шиворот набьется целый сугроб, то внезапная пурга, превращающая лицо в жуткую восковую маску. Все это продолжалось до того момента, как я дошла до перекрестка.
В самый последний момент, из непроглядной стены снега, вылетели две яркие фары большегрузного тягача. Неповоротливый дредноут ушел в затяжной занос, отчаянно визжа шинами и пытаясь остановиться. Водитель, заметив меня, застывшую в ужасе на холодном ветру, стал отчаянно жать на клаксон. В завывающем ветре этот гудок напомнил мне рев сирены из старинной игрушки про Тихие Холмы. Поняв, что отскочить не получится, я закрыла глаза. Жизнь почему-то не пролетела как набор фотокарточек.
Резкий удар откуда-то сбоку швырнул меня в сугроб. Звук клаксона постепенно затих. Я не решалась открыть глаза, пока вкрадчивый мужской голос не спросил:
— Эй. Так и будешь лежать в сугробе Так и замерзнуть можно, – голос сквозил легкой ехидцей. Я открыла глаза и шерстяной варежкой протерла слипшиеся ресницы. Да, лежала на боку в сугробе, а напротив меня стояла пара ног. В обычных белых кедах. С небольшими галочками на них, будто нарисованными шариковой ручкой. М-да. Человек-то не по погоде оделся. Голубые джинсы из тонкой ткани были девственно чисты. И это несмотря на снежное марево вокруг.
— Спасибо, что спихнули меня в сугроб. Я бы не успела отпрыгнуть, – виновато произнесла я, выплюнув талую воду изо рта. Мужчина в кедах тихо засмеялся и рывком поднял меня на ноги. На нем была красная толстовка с накинутым на голову капюшоном, скрывающим лицо. Был виден только подбородок и улыбающиеся губы. От незнакомца исходила странная волна тепла.
В этот миг я поняла, что именно он всегда незримо следил за мной. Мурашки пробежали по спине. И явно не от холода. Мужчина повернулся ко мне спиной и неторопливо направился вглубь пурги, засунув руки в карманы толстовки. А руки то слишком тонкие, машинально отметила я, но все же крикнула вслед:
— Эй, а как же чашечку горячего шоколада За мое спасение Не убегай!
— Береги себя… — его голос прозвучал почти рядом, хотя фигура уже исчезла в снежной пыли.
Задумавшись, я поплелась домой, чтобы в спокойной обстановке, с чашечкой шоколада, подумать об этом странном незнакомце.
Апрель.
Весна. Как много в этом звуке. Поэтичные строки сами по себе витают в голове, рождаются романтичные образы и мысли. Теплый ветерок ласкает волосы и щекочет кожу нежным дыханием. В этом есть своя прелесть.
С того ненастного зимнего вечера прошло много времени. Я не забыла странного мужчину в белых кедах, который спас меня от взбесившегося грузовика, но теперь в моих мыслях царила влюбленность.
Милый молодой человек, с которым я познакомилась на выставке, пригласил меня на свидание. Ох, как давно это было. Я и забыла уже, как готовиться к этому знаменательному событию. Найти наряд на вечер, укладывать волосы, наносить боевую раскраску, и тщательно выбирать аромат духов. Тихий фон, состоящий из бессмертных хитов группы Bon Jovi, витал в моей квартирке, пока я в ужасе носилась туда-сюда.
Наконец-то, собравшись, я взглянула в зеркало. На меня смотрела красивая девушка в изящном платье. Длинные темные волосы. Неброская помада. На груди мерцал большой рубин в обрамлении изумрудов. Старинная реликвия моей семьи. Чмокнув отражению, я вышла за порог.
Небольшой итальянский ресторанчик в трех кварталах от моего дома. Маленький столик, созданный для того, чтобы люди держались за руки, сидя на маленьких витых стульях. Вино, наполнившее голову и тело легким жаром. И влюбленный взгляд молодого человека напротив. Его серые глаза пристально наблюдают за мной. За тем, как я подношу вилку ко рту. Как осторожно кусаю мороженое. Как деликатно делаю глоток горячего чая. Мне, конечно, неловко, но я не подаю вида. Он милый.
Даже заплатил за двоих, хотя по правилам первого свидания, расходы делятся пополам. И вызвался проводить до дома. Ну, разве не чудо.
— Спасибо за вечер – тихо говорит он, а я мило улыбаюсь в ответ.
— Спасибо тебе.
— Может, пригласишь меня на чашку кофе – внезапно спросил юноша, когда мы подошли к порогу моего дома.
— Давай в другой раз. Я устала, завтра на работу еще, – мило улыбнулась я, отказывая молодому человеку. Невежливо напрашиваться в гости на первом свидании.
В этот момент, мой спутник меняется. Его серые глаза становятся стальными, и он грубо схватив меня за плечо, шипит на ухо:
— Ты что думаешь, что я просто так заплатил за тебя в ресторане Ты обычная баба. Таких, как ты пруд пруди на улицах. Считаешь себя лучше
— Отпусти! Немедленно, или я буду кричать! – в панике, пытаюсь вырваться из его цепких рук и нарываюсь на мощную оплеуху. Молодой человек оказался с норовом и без малейших понятий о том, что нельзя поднимать руку на девушку. Тихо взвизгнув, я схватилась за, обожжённую ударом, щеку. Предательские слезы выступили на моих глазах. Обидно. И больно. Кавалер, схватив мой кулон, сорвал его с шеи. Шею обожгло. Посмеиваясь, он повертел украшением перед моим лицом и едко произнес:
— Это в счет вечера и ужина. Раз не захотела отблагодарить иначе, расплачивайся тем, что есть.
Дальше произошло что-то невероятное. Сероглазый вдруг согнулся, и схватился свободной рукой за затылок. Пошатываясь, он повернулся, чтобы встретиться взглядом с парнем в красной толстовке и синих джинсах. На ногах белели знакомые кеды с галочками. Два мощных удара отправили хулигана на пятую точку. Незнакомец подошел к опешившему парню и, сунув под нос кулак, угрожающе произнес:
— Верни даме ее украшение, иначе будешь оставшуюся жизнь питаться на пособие аутичного имбецила.
— Да, да. Конечно, простите. Не знаю, что на меня нашло. Вот, — с этими словами сероглазый протянул мне кулон.
— Теперь извинись. И если я увижу тебя рядом с ней еще раз, ты умрешь такой смертью, что демоны низшего круга поаплодируют мне за фантазию, – тихо произнес мой защитник.
— Простите мисс. Такое больше не повторится, – с этими словами, испуганный хулиган, не оглядываясь, убежал. Мужчина в кедах развернулся, чтобы уйти, но я крепко держала его за ногу.
— Прошу, не уходите. Вы второй раз спасаете меня! – с мольбой в голосе протянула я. Незнакомец с улыбкой повернулся, наклонился, и поднял меня с холодного асфальта.
— Простудишься еще. Поговорим в другой раз. Береги себя – вновь произнес он свою коронную фразу. И не успела я моргнуть, как он исчез в вечернем тумане апрельского вечера. Мужчина в белых кедах.
Август.
Теплое море и долгожданный отпуск. Египет. И я уже предвкушала путешествие к великим пирамидам. Захватывающую экскурсию в Каирский музей. И тот момент, когда зайду в храм Абу-Симбел.
Восточный базар пестрил сотнями ярких красок, пах сотнями пряных специй, и звучал, как вавилонское столпотворение. Кого здесь только не было.
Естественно и то, что торговцы, да и простые туристы просто глаз не сводили с меня. Иностранки с шоколадной кожей, которая со скоростью пулемета фотографировала местные виды. Впечатлений уже набралось на тысячу лет. Египет был моей мечтой, моим сном, который наконец-то претворился в реальность.
И вот я, верхом на верблюде, с провожатым по имени Расул, держу свой путь к оазису Ум Лун. Оазис был славен красивейшим видом, чистейшей водой, и разнообразием фруктовых деревьев. Спустя три часа езды на верблюдах, мы достигли заповедного места. Пока Расул поил животных и пристраивал их в тени финиковой пальмы, я решила немного прогуляться.
Жаркий ветерок пустыни вместе со слабым привкусом далекого моря на губах приятно разбавлял путешествие. Щелкая фотоаппаратом, я подошла к небольшому ручейку, бившему из земли. Кристально-прозрачная вода кишела миллионами разноцветных рыбок. Они танцевали и изредка подпрыгивали высоко над водой, чтобы потом плюхнуться обратно.
Постелив покрывало на песок, я легла на живот и полностью сконцентрировалась на съемке. Раздражающий крик Расула вернул меня к действительности.
— Ну чего еще, Расул Я занята. Подожди нем… — я осеклась. Сбоку от меня раскачивалась десятифунтовая кобра. Песчинки, прилипшие на ее голове, играли радужными блестками. Но мне было не до созерцания прекрасного в этот момент. Вспомнив советы бывалых путешественников и фильмы про Индиану Джонса, я стала медленно отползать назад. Кобра угрожающе зашипела и откинула голову назад, раздув свой знаменитый капюшон. Мне оставалось только закрыть глаза и резко прыгнуть в противоположную сторону. Но то, что я увидела дальше, поразило меня больше всего на свете.
На моем покрывале сидел незнакомец в неизменной красной толстовке, синих джинсах, и белых кедах. На его бледной руке, впившись зубами, покачивалась гигантская кобра.
Мужчина склонил голову, с интересом рассматривая рептилию. Расул в благоговейном экстазе, грохнулся в обморок, за что был тут же облизан верблюдом.
— Ну, надо же. Такая маленькая, а смертельно ядовита. Ты хоть знаешь, как тебе повезло – произнес мужчина, легонько улыбаясь, и повернулся ко мне. Его глаза до сих пор оставались скрытыми красным капюшоном.
— Кто ты такой – вымолвила я, отряхиваясь от песка. Случайно задев фотоаппарат, нажала на кнопку пуска затвора. Устройство щелкнуло. Мужчина нахмурился.
— Если тебе нужно мое фото, могла бы просто сказать.
— Прости, я случайно. Ты не ответил. Почему ты всегда оказываешься там, где мне нужна помощь Спасаешь меня. Кто ты – я поднесла руку к глазам, пытаясь внимательнее рассмотреть своего защитника.
— Когда-нибудь ты это узнаешь. Обязательно. Береги себя, – произнес он, а я закашлялась от песчаного вихря, налетевшего на меня из ниоткуда. Конечно. Как и прошлый раз, мой спаситель исчез. Оставив на своем месте ошалевшую кобру, которая с тихим шипением уползла под камни.
Ноябрь.
Осенний дождь вовсю стучал по запотевшим окнам. В моей квартирке, среди тепла и горячего чая в руках, мокрая непогода практически не чувствовалась, а просто переходила в разряд сентиментального настроения. Тихая музыка какого-то немецкого пианиста ласкала слух, пока я разбирала фотографии с отпуска, до которых наконец-то добралась поздним вечером.
Среди тысяч фотографий, я искала всего одну. Мужчины в красной толстовке, синих джинсах, и белых кедах. С галочками, нарисованными шариковой ручкой.
— Милая. Ты скоро Уже поздно. Пора спать, – заботливый голос мужа вернул меня в реальность.
— Да, сейчас. Иди, я скоро приду. Найду одно фото, – улыбнулась я, когда он ласково взъерошил мне волосы своей сильной рукой.
Поцеловав супруга, я приступила к поискам. Компьютер не понимал, что я от него хочу и в некоторые моменты начинал думать очень долго и шумно. Пока не показал мне то фото, что я искала. На нем, прямо в воздухе висела змея. Как в невесомости. Кроме змеи, песка, и пальм, ничего не было. Я тихо ойкнула.
Спустя пять лет. Февраль.
Зима в этом году выдалась крайне милой и даже не холодной. Снег ласково сыпал с небес, покрывая землю белым одеялом. Мы, всей семьей выкатили на улицу играть в снежки и лепить снеговика. Муж, держа за руку нашу дочь, валялся с ней в снегу, как ребенок. Девочка радостно смеялась, а я щелкала фотоаппаратом, сохраняя радостные моменты.
После улицы, мокрые и усталые, мы ввалились в квартиру. Муж сразу упал на диван и включил свой любимый хоккей. Дочурка, натертая докрасна махровым полотенцем, смеялась над фотографиями, что я ей показывала на экране ноутбука.
Вдруг она замолчала и посмотрела на меня своим удивительным взглядом. На фотографии в воздухе висела змея. Кобра из далекого путешествия в Египет.
— Мама. А почему у этого дяди крылыфки Он летает – вдруг спросила дочь.
— Что, милая! Какой дядя – оторопев, спросила я в ответ. Дочка ткнула маленьким пальчиком в центр экрана. Я изумленно переводила взгляд на ребенка и затем на фотографию. Она его видела…
Ночью утомленные взрослые спали в своей большой кровати. Маленькая зеленоглазая девчушка вылезла из-под одеяла и направилась на кухню.
— Водитьки, пить водитьки, – напевал ребенок по пути. Войдя на кухню и поставив стул напротив раковины, где стоял кулер с питьевой водой, она полезла наверх, держа в ладошках пустой стакан. Когда она, пыхтя от натуги, добралась до верха, внизу что-то тихо хрустнуло. Утолив жажду, она с тем же пыхтеньем отправилась вниз.
Спустившись, удивленно посмотрела на человека, что сидел на полу. Правой рукой он поддерживал стул, у которого отломилась ножка. Девочка улыбнулась незнакомцу, тот улыбнулся в ответ и откинул назад капюшон своей красной толстовки. За спиной мужчины развевались два больших белоснежных крыла. Карие глаза внимательно посмотрели на ребенка.
— Привет. Ты уж береги себя, кроха, – произнес он, потрепав девочку за щечку. Та тихо рассмеялась.
— Ты будефь моим другом – спросила она. Мужчина протянул ей свою руку с тонкими музыкальными пальцами.
— Да. Я буду твоим другом, – тихо произнес он, поправляя одеяло засыпающего ребенка. Белоснежные крылья за его спиной легонько трепетали. – И я всегда буду рядом…

Гектор Шульц

Читать еще:

Манананггал (Manananggal)

Филиппинский вампир с уникальной внешностью и пищевыми предпочтениями. Название этого существа переводится как «разделенный», и …

Добавить комментарий