Книжные истории

книжные истории принято считать, что студент должен быть бедным, голодным и не выспавшимся. и если с последними двумя пунктами я готов был мириться, то с первым был категорически не согласен.

Принято считать, что студент должен быть бедным, голодным и не выспавшимся. И если с последними двумя пунктами я готов был мириться, то с первым был категорически не согласен. Поэтому работал с первого курса. Зарабатывал иногда столько, что потом во времена нищей интернатуры, с тоской вспоминал свои студенческие зарплаты. Зато трудовая книжка украсилась целой коллекцией забавных записей: «санитарка палатная РАО, разнорабочий СМУ, бармен-официант, сторож».
Студенческие годы вспоминаются сквозь зыбкую дымку хронического недосыпания, зато деньги были всегда, и родителей я по этому вопросу не дёргал. Ну, почти.
На шестом курсе медуниверситета мне сказочно повезло. Я нашёл себе синекуру. Устроился грузчиком-продавцом на ночную книжную ярмарку. По правде говоря, синекурой эту работу считал только я. Потому что только такой сумасшедший читатель как я согласился всю ночь сидеть над книжными развалами и читать запоем, прерываясь только на то, чтоб продать книгу очередному покупателю.
Рабочая ночь начиналась в 20.00, когда я приезжал с владельцем «стола» Женей на склад – отгороженный участок подвала в жилом доме. Через подвальное окошко мы загружали скрипящую старенькую «газельку» картонными ящиками из-под бананов. В ящиках плотно лежали книги. Через час мы приезжали на ярмарку, которая располагалась в помещении огромного спорткомплекса «Динамо», раскладывали книги по столам. Отдельно для каждого продавца и по стилям. Для пожилой дамы Натальи Андреевны – яркая россыпь Донцовой-Марининой, для бывшей учительницы Маргариты Николаевны – детская литература. Женя садился на исторические военные энциклопедии. Он был настоящим спецом по Третьему Рейху, мог часами про это говорить. Я занимал стол фэнтези и околофентезийных сумасшедших типа Эриха фон Деникена. С тех пор я большой специалист по рептилоидам.
В полночь двери ярмарки открывались и торговля начиналась. Утром мы собирали нераспроданные остатки и везли обратно на склад. Женя тут же расплачивался. Цен я уже не помню, пусть будет загрузка-разгрузка – 200 рублей, ночная продажа – 300. Итого – 500 на руки, что при стипендии в 800 вообще отлично. Короче, читаешь всю ночь дорогие книги, которые в студенческой жизни ни за что бы себе не позволил, а тебе потом ещё за это и платят.
Проблема возникла тогда, когда её не ждали. Женя себя не жалел, горбатился за троих, в результате нажил межпозвоночную грыжу, его скрючило в три погибели и врачи категорически запретили таскать тяжёлое. Понадобился второй человек для погрузки-разгрузки.
— Найдёшь – с надеждой спросил меня работодатель.
— Да не вопрос, — самоуверенно хмыкнул я. – На потоке пятнадцать парней. Всем деньги нужны позарез. А тут за полчаса не слишком пыльной работы живые финансы.
И в следующую пятницу начал опрос однокурсников. Подошёл к здоровенному плечистому Руслану, который ещё вчера ныл, что не хватает на пиво на выходные.
— Есть подработка. На пиво хватит и на закуску.
— Что надо делать – оживился Руслан.
Объяснил.
— Ну-у, — с сомнением покачал головой однокурсник. – Это ж ящики таскать надо. Не, не подходит.
Ладно. Иду к шкафообразному Витьке.
— Витька, есть работа.
Тот сразу в отказ. Хотя постоянно по рублю до стипендии сшибает. Коля, Сашка, Никита. Те же истории. Кто-то именно завтра не может, кто-то считает, что за полчаса работы две сотни мало, кому-то лень тащиться через полгорода на ярмарку. Мне приходилось уговаривать. Все отворачивались. Причём ещё вчера эти люди жаловались на отсутствие денег.
Отозвался Димка, мой одногруппник. Загрузили-разгрузили, деньги на руки. Все довольны. Следующая неделя – всё отлично. Вроде наладилось. Димка рассказал другим парням, что работа неплохая, платят сразу. Руслан с Никитой снова жаловались на отсутствие денег, жалели, что сразу не согласились на моё предложение.
Но однажды Димка засобирался домой, к родителям на выходные. И напарника снова пришлось искать. Та же песня от Руслана, Никиты, Коли. Они бы взялись, но именно сегодня не могут. Им надо эпидемиологию подучить, пива попить, футбол по телевизору посмотреть.
Сашка согласился. Пришёл вечером на склад, помог загрузить, уехал в общагу. Ночь мы с Женей торговали, утром начали собираться. А Сашки нет. Звоню ему – не поднимает. Укладываем книги в ящики. Звоню – сбрасывает. Видно в трамвае едет. Соседние столы уже уложились, уезжают. Мы сидим. Звоню Сашке – «абонент недоступен». С матюками загружаю газельку сам. Бегаю, как угорелый, язык на бок. Получаю от Жени зарплату и в гневе еду в общежитие.
Залетаю в комнату к Сашке. Тот валяется на диване, одним глазом посматривает в телевизор.
— Ты почему утром не приехал
— А я подумал – ну его нафиг, что-то тяжеловатая работа получается за такие деньги, — невозмутимо отвечает Сашка.
— Так мог бы заранее предупредить. Мы тебя ждали.
— Да чего-то не подумал.
— Я же тебе звонил, ты трубку не поднимал.
— Спал, наверное.
Спал он. В двенадцать дня.
— Ладно, — злюсь я. – Достаю из кармана сотню. Держи, это твоя доля.
— А чего так мало – привстаёт со своего места Сашка. – Договаривались же на двести.
— Двести – это загрузка-разгрузка. Ты на вторую часть не приехал. Поэтому только половина. Сто.
— Так и знал, что ты кинешь, — с презрением заявляет Сашка. – Всем пацанам скажу, что кидалово.
Хотел я его взять за шиворот и потрясти слегка, но мы ж врачи без пяти минут, а не птушники какие-то. Плюнул и ушёл. На следующих выходных мне опять помогал Димка.
С тех пор, когда мои однокурсники заводили привычную песню, мол, денег нет, где бы достать, мне достаточно было помахать рукой и напомнить «ярмарка-а-а-а». И все сразу замолкали.

©

Читать еще:

Вы никогда не задумывались откуда взялся внешний госдолг США

Я думаю, я нашёл ответ на этот вопрос Все прекрасно знают игру Counter-Strike и её …

Добавить комментарий